Обращение Хакима Рабимпура к Шавкату Мирзиёеву: необходима дать таджикскому языку статус официального языка в Узбекистане - TIMES.TJ

Следите за новейшей информацией о вспышке COVID-19.Подробности на сайте ВСЕМИРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВОХРАНЕНИЯ

В Таджикистане

Обращение Хакима Рабимпура к Шавкату Мирзиёеву: необходима дать таджикскому языку статус официального языка в Узбекистане

Настало время восстановить Самаркандский педагогический институт, который изначально предназначался для таджиков, открыть отдельные или независимые филиалы во всех регионах, где есть таджики и таджикские школы. Необходимо, как можно скорее открыть таджикские театры в Самарканде и Бухаре…

Известно, что решением правительства Узбекистана от 1 июля 2020 года планируется Государственная программа развития узбекского языка и пересмотр Закона о государственном языке. Мы хотим, чтобы этот закон учитывал статус таджикского языка, как официального.
Мы с уважением просим Президента оказать содействие в легализации статуса таджикского языка в Узбекистане.

Hakim Rabbimpur

ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ
УЗБЕКИСТАН, УВАЖАЕМОМУ ГОСПОДИНУ
ШАВКАТУ МИРОМОНОВИЧУ МИРЗИЁЕВУ
ОТ ИМЕНИ ГРАЖДАНИНА УЗБЕКИСТАНА
ХАКИМА РАББИМПУРА

Уважаемый Президент Шавкат Миромонович Мирзиёев.
Я обращаюсь к вам, как сын таджикской нации, уроженец Самарканда и гражданин Узбекистана! На протяжении тысячелетий таджикский народ, наряду с другими нациями и народами создал несколько государств на этой земле. Наши предки сыграли ключевую и вечную роль в формировании цивилизации не только в регионе Вараруд (Мавераннахр), но и вообще на всей территории исторического Ирана. Таджики внесли ценный вклад в становление и развитие государств Саманидов, Хорезмшахов, Караханидов, Газневидов, Сельджукидов, Шайбанидов, Аштарханидов и Мангитов. Тысячи представителей этой нации, служили не только политике, культуре, экономике, науке и образованию, сельскому хозяйству, религии и ремеслам своего народа, но и всему человечеству и известны всему миру. Их достижения и по сей день являются предметом гордости и служат человечеству. Со времен государства Саманидов до советского периода, основным языком общения в этих странах был персидско-таджикский и частично тюркский языки. Также в регионе разные народности, без каких-либо препятствий пользовались родным языком и создавали на нем литературные произведения. Не было никакой дискриминации или давления на другие нации, народы и языки.
К сожалению, после свержения Хивинского, Кокандского и Бухарского эмиратов и прихода к власти русских большевиков, целью которых было уничтожение древнего персидско-таджикского языка и культуры, начались действия в этом плане. Несомненно, на страже этой великой цивилизации стояла интеллигенция и ученое сословие нации, и она смогла бы противостоять антитаджикской политике этого диктаторского режима. Поэтому советское правительство сначала отодвинуло интеллегенцию на задний план и для достижение своей цели, опиралось на татар, башкир, военнопленных турок и джадидов, получивших образование в Турции, которые были членами пантюркистского движения, объвило войну персидско-таджикскому языку и самому существованию таджикской нации. Эти группы подстрекали простых людей ненавидеть таджиков и разжигали деление народов. Они постоянно утверждали, что таджики не являются нацией и что все персоязычные люди изначально были тюрками, которые потеряли свой язык или же пришли из Ирана. Они подчеркивали, что Туран является родиной тюрков. В результате этой несправедливой пропаганды в 1924 году большевики и пантюркисты частично достигли своей цели. Во время национальной демаркации Центральной Азии, в состав комиссии входили представители узбеков, туркмен, казахов и кыргызов, но ни один представитель коренного народа – таджиков, не был членом этой комиссии. Только благодаря усилиям и самоотверженности славных сынов этой нации, таджики были включены в узбекскую комиссию в качестве подкомитета. Именно поэтому Таджикистан, как автономная республика присоединился к Узбекистану.
Таким образом, новые правители этих республик, от имени которых управлялись государства, получили все привилегии правительства и почти уничтожили права других наций, их язык и культуру, включая таджиков, самую многочисленную нацию. Таджики хотя и были полноправными гражданами как двух ханств, так и эмирата, были зарегистрированы в паспортах узбеками. Руководство заставляло таджиков отправлять своих детей в узбекские школы. Говорили, что это Узбекистан, каждый должен зарегистрироваться как узбек, учиться и говорить по-узбекски, иначе они будут депортированы в новообразованную республику Таджикистан, или никто не сможет получит работу и должности.
Мне не даёт покоя мысль о том, куда делась дружба и братство, основанные Джами и Навои, которая сегодня подчеркиваются во всех малых и больших мероприятиях? Почему все привилегии на государственном уровне принадлежат узбекам? На каком основании проводится различие между гражданами страны от земли до неба? Почему один брат имеет преимущество над другим в этой стране? Почему таджик, если он хочет получить работу или должность, должен зарегистрироваться в паспорте узбеком?
Например, любой талантливый таджик должен петь узбекские песни или исполнять популярные таджикские мелодии с узбекскими текстами, чтобы попасть на радио и телевидении или на большую сцену. Почему культура и цивилизация этой нации и достижения таджикского народа записанны на имя узбеков и представляется всему миру как собственность узбеков? Не является ли искажение истории преступлением? Кого мы обманываем, когда все эти культурные и исторические достижения известны всему миру? Справедливо ли, что один брат достигает почета за счет унижения, нарушения прав, попирания языка, культуры, истории, цивилизации и чести своего брата? Сейчас мы почти полностью отказались от всех коммунистических ценностей, принадлежащих большевикам и Российской империи. Почему бы не отказаться и от фанатичных идей и пантюркистских ценностей, созданных тюрками и большевиками, целью которых было уничтожение путём отрицание языка, культуры и самого существования таджиков в целом. Пантюркисты выступали еще в начале 20-го века с шовинистическими лозунгами, которые разделяли и противопоставляли нас друг другу. К сожалению, этот процесс все еще продолжается.
Следует помнить, что во время демаркации границ многие таджики вступали в состав узбекской комиссии и боролись за создание Узбекской республики. В настоящее время, необходимо нам отделить зёрна от плевел, и если некоторые таджики действительно оказались под влиянием пантюркистской пропаганды, то другие простодушно думали, что мы братья, и что наши права никогда не будут нарушены нашими узбекскими братьями. Два языка, как в Хиве, Коканде и Бухарском Эмирате, продолжают действовать, но в действительности таджики сильно ошиблись и теперь у нас их называют предателями родины и нации. Хотя многие таджики позже осознали свое заблуждение и уехали работать в Таджикистан, но есть и те которые не отступили от своих пантюркских взглядов. Таким образом, идеи пантюркизма настолько укоренились в сознании этих таджиков, что они по-прежнему то ли по принуждению, то ли по незнанию, продолжают служить и вносить ценный вклад в развитие Узбекистана во всех сферах деятельности государства, при этом называя себя узбеками, и это подлежит отрицанию
Исходя из этих фактов, мы объязаны с благодарностью относиться к таджикам Узбекистана за их жертвы и впредь в эпоху независимости, наконец сформулировать и узаконить их права. Между тем, с момента распада Советского Союза прошло три десятилетия, и если бы справедливость действительно осуществилась, то мы, тюрки и таджики Узбекистана, были бы по-настоящему братьями.
Стоит отметить, что до перестройки М.С. Горбачева таджики были лишены возможности учиться в техникумах, специальных таджикских институтах, работать на родном языке, демонстрировать национальную идентичность, узнавать о своей истории и цивилизации, слушать и смотреть ежедневные радио и телепередачи на таджикском языке, а также публиковать учебники, искусство и науку, что доступно любому коренному народу. Это безправие делало их несчастными и в результате люди были отчуждены и стали равнодушны к своему языку и культуре. В некоторых местах и городах существовали таджикские классы или школы, в которых обучалось очень мало учащихся. За исключением Самаркандского государственного педагогического института с факультетом таджикского языка и литературы и Самаркандского государственного университета с кафедрой таджикского языке на факультете узбекского языка и литературы, в институтах других областей республики больше не было таджикских отделений. По всей стране для нескольких миллионов таджиков публиковалась только одна газета «Хакикати Узбекистон» (теперь «Овози точик»), которая фактически не отражала проблемы таджиков и их чаяния.
С началом горбачёвских перестроек, реформ и свободы слова, преданные представители этой нации стали требовать соблюдения своих прав от правительства СССР, Узбекской ССР и областей, в результате чего начали появляться таджикские группы и класссы в школах, техникумах и университетах. На таджикском языке начали публиковаться областные газеты в трех областях, и районные в девяти районах, была запущена также еженедельная культурная программа «Рангинкамон» на центральном телевидении Узбекистана и в таджикской секции самаркандских телестудий СТВ и СТР. В некоторых местах городов и районов были написаны и вывешаны плакаты на таджикском языке, певцам разрешалось выступать на родном языке. В те годы, для нас таджиков все это действительно очень много значило. Мы гордились, мы чувствовали себя полноправными гражданами этой земли. Постепенно городское и сельское население стало осознавать себя.
После распада Советского Союза и независимости Республики Узбекистан достижения последних четырех или пяти лет постепенно сошли на нет, а таджикские классы и школы почти исчезли. Единственный в Самарканде педагогический университет, в котором готовили преподавателей практически по всем предметам, был закрыт. Факультет таджикской филологии Самаркандского университета, в котором работали ведущие ученые и которыми гордились не только все таджики Узбекистана, был упразднен и стал филиалом факультета языков. Этот таджикский филиал сейчас работает в отдаленном уголке города, вдали от главного здания университета. Отдел возглавляют люди, которые далеки от науки и зависят от служб безопасности и подвержены коррупции. Может ли студент получить полные знания в этом случае? Двери всех других таджикских отделений областных институтов и газет, кроме Самарканда и Сурхандарьи были закрыты. Отношения с Таджикистаном были осложнены из-за гражданской войны и напряженных отношений между двумя правительствами, из-за чего был введен визовый режим. И таким образом, мы были лишены культурных, литературных, научных и социальных связей. Таджики в Узбекистане чувствовали себя беззащитными сиротами, были растерянны и лишены надежды на будущее. Для таджикских выпускников школ нет таджикского колледжа для продолжения образования, а также нет факультетов по другим предметам в университетах, кроме группы языка и литературы, которая принимает очень мало студентов. Так, куда идти молодёжи учиться? 18 марта 1991 года мы, Общественно-культурное объеденение (ОКО) “Самарканд” и Таджикский культурный центр “Самарканд” при поддержке всех таджиков нашей страны, собрали десятки тысяч подписей под открытым письмом бывшему президенту нашей страны, которое не утратило своей сути и находится в архивах президентской переписки. Но, что поделать, не было никакой реакции и действий со стороны государства. Хотя мы неоднократно обращались к президенту, премьер-министру, парламент, но, к сожалению, в верхах нас неслышали. Нам пришлось обратиться к правозащитным организациям, ОБСЕ, Организации Объединенных Наций, Human Rights Watch, Европейскому союзу и США, а также к их гуманитарным учреждениям. В свою очередь, они обратились к правительству, но наши проблемы остались на бумаге, и взамен мы получили давление, насилие, увольнение активистов и добровольцев, запугивание членов их семей. Всё это привело к роспуску наших двух социальных и культурных организаций, что сделало невозможной нашу официальную деятельность. Несмотря на все это давление, мы собирались в неформальной обстановке, обращались к правительственным и международным учреждениям и проводили культурную работу. Конечно, в Министерстве юстиции были зарегистрированы культурные центры, но там работали сговорчивые и связанные с правительством и его силами безопасности люди, со своими несколькими соратниками. Сфера их деятельности ограничивалась демонстративными и бессодержательными действиями и чествованием прибытия комиссий. Они ни разу не поднимали таджикский вопрос перед местными и национальным органами власти для рассмотрения, и вместо этого выступили против активистов и добровольцев, которые работали и требовали соблюдение своих прав в соответствии с законодательством страны. Это ввело в заблуждение народ и правительство, заклеймившее активистов националистами и экстремистами. В результате, в Самарканде была создана такая атмосфера, что тысячи специалистов из коренных таджиков уехали за границу, чтобы работать и жить свободно, что не прошло бесследно для развития экономики, науки и культуры нашей страны.
Как Вам известно, после распада СССР и независимости Узбекистана жители Самарканда одними из первых создали частный сектор и предпринимательство, создали сотни предприятий и ассоциаций, тысячи рабочих мест, увеличив таким образом бюджет и престиж страны. Это является гордостью для всех нас, но постепенно сельские бизнесмены, которые только что переехали в город, с помощью некоторых правительственных и силовых чиновников, используя всевозможные ложные оправдания, отбирали у них предприятия и учреждения. И через некоторое время, большинство компаний обанкротились, потому что у них не было профессионального навыков. В результате множество людей потеряли работу и правительство пострадало. Большинство предпринимателей, которые столкнулись с такой несправедливостью, были таджиками. Они были вынуждены уехать за границу. Теперь они заполняют бюджет этих стран и пользуются заслуженным авторитетом. Разве националисты и их сторонники не понимают, что это удар для них самих и, прежде всего, для нашей любимой страны?
Присмотритесь, теперь самаркандцы и другие таджики Узбекистана, которые добились больших успехов в различных странах Азии, Европы и Америки в области науки, культуры, экономики, технологий и торговли, представляют свои достижения от имени Узбекистана и узбекской нации. Так скажите видел ли кто-нибудь другую такую щедрую нацию в мире? Не считаете ли вы это потерей народа и страны Узбекистана? Разве это не является обесцениванием граждан этой страны?
Таким образом, как видите, в жизни таджиков по всей стране есть бесчисленные проблемы, но я скажу только на примере Бухары, и особенно Самарканда, что эти два великих города в прошлом и до сих пор не утратили сущности таджикского культурного центра. Да, это правда! Это правда истории! Теперь группа националистических и пантюркистских кругов, учась у своих иностранных покровителей, хочет искоренить таджикские корни и их язык, историю и культуру в Самарканде и Бухаре, где лежит сущность всех таджиков. Аналогичная работа ведется в других таджикских городах и районах страны. Эти две колыбели нашей цивилизации, которые на протяжении тысячелетий помещала строение цивилизации в умы и сознание своего народа! Мир очарован этим чрезвычайно утонченным и уникальным мышлением, и теперь он является источником гордости для узбеков. Если жители этих городов все уезжают за границу или их язык и сознание узбекские, разве это не потеря для всех нас? Может ли разрушение духа этой нации и его порабощение пойти на благо нации и государства? Будут ли Самарканд и Бухара достойны своих имен без родного народа? Ведь не только памятники древней архитектуры, дворцы и повелионы этих великих городов, унаследованные нашими предками, но и уникальный образ жизни, цивилизованный интеллект древних городских жителей также входят в состав Бухары и Самарканда! Понимают ли националисты последствия всего этого? Трудно представить бедственное положение этих городов без самаркандцев и бухарцев. Для людей во всем мире очевидно, что слава этих двух городов – связанно с подлинным народом этихо городов!
После распада Советского Союза, когда русскоязычная часть населения страны уехала, многие узбеки из сёл поселились в Самарканде. Конечно, в сельской местности меньше рабочих мест, миграция, урбанизация и другие факторы в большей или меньшей степени способствуют этому процессу, но здравый смысл подсказывает, что это было сделано специально, чтобы увеличить влияние представителей одной нации над другой. Иметь возможность сказать, что это наш город и вы тут всего лишь гости.
В настоящее время руководители и работники всех государственных учреждений, университетов и управлений образования, правоохранительных органов, медицинских учреждений, предприятий и других секторов являются в основном узбеками. Всякий раз, когда вы открываете дверь офиса или учреждения, вы редко встречаете таджиков, и только когда узбекских специалистов в этой области не хватает, таджиков принимают на работу. Удивительно, какую славу или статус даёт узбекизация населения и перписывание истории под этим названием. Финансируется ли это, например, международными валютными организациями, или какие группы получают какую-либо интеллектуальную выгоду? Разве такое невежество не противоречит универсальным и конституционным законам Узбекистана, которые гласят, что права ни одной нации не должны нарушаться и государство обязано это делать? Я не хочу унижать или оскорблять какую-либо нацию, живущую в нашей стране, но мы не должны сравнивать и приравнивать таджиков, которые являются коренными жителями этой земли, с другими меньшинствами и племенами, чьи корни лежат в других местах, когда дело доходит до решения проблем. Это право таджиков, что-бы их язык был объявлен вторым государственным языком в Узбекистане, как это было всегда. Если это произойдет, это будет победой и для узбекского языка, потому что наша основа, культура и идентичность исходят из одного источника.
Уважаемый господин Президент, после вашего избрания на пост президента в стране были проведены реформы, которые охватывают все слои общества, включая свободу выражения мнений. И наши голоса, теперь тоже стали немного слышны. Границы Узбекистана и Таджикистана были открыты, и народ двух республик очень, очень благодарен вам за то, что после 25 лет отчуждения, народы этих двух страны снова обнялись. Были проведены дни культуры двух народов, экономические, культурные и образовательные связи стали немного активнее, и мы обрели надежду и порадовались будущему. Культурные центры возобновили свою деятельность, но в некоторых таджикских центрах работает та же самая старая элита, с помощью местных органов власти или правоохранительных органов, возобновилась и поддерживается та же прежняя политика и практика, и данные центры фактически не действуют. Профессионалы и преданные делу люди, были отстранены клеветой, что не соответствует народолюбивой политике государства, противоречит закону и наносит урон его репутации.
В этот период было открыто 5-6 таджикских классов в городах и селах, где проживают таджики, что являются очень нечтожным количеством. Создаются неофициальные препятствия увеличению числа таджикских классов, со стороны администрации школ и отделов образований, а также некоторыми националистами. Те же националисты стоят на пути родителей, которые говорят, что если ваши дети не будут обучатся на узбекском языке, у них не будет светлого будущего. Возникают и другие сфабрикованные проблемы. Если мы действительно хотим, чтобы таджикский язык и культура развивались, чтобы были открыты школы, классы, колледжи, лицеи, институты, университеты и таджикские факультеты, мы должны прежде всего формировать этот процесс в соответствии с законом и закрепить в Конституции и ее статьях. Тогда чиновники или националисты не смогут помешать этому, а люди поверят, что их права защищаются государством. И в этом случае у выпускников школ будет возможность учиться в таджикских группах и факультетах в колледжах, лицеях, институтах и университетах (конечно, студенты также должны углубленно изучать государственный язык).
Настало время восстановить Самаркандский педагогический институт, который изначально предназначался для таджиков, открыть отдельные или независимые филиалы во всех регионах, где есть таджики и таджикские школы. Необходимо, как можно скорее открыть таджикские театры в Самарканде и Бухаре, а для этого есть специалисты, которые когда-то окончили Таджикский институт искусств. Бухарская трагедия заключается в том, что в свое время большевики и пантюркисты нанесли серьезный удар по таджикскому языку и культуре, и в настоящее время таджикский язык обречен на вымирание. Мы должны найти выход, пути решения этих проблем, чтобы Бухара снова смогла дать миру таких великих людей, как Авиценна, Аль Бухари, Баховаддин Накшбанд и Садриддин Айни, и что-бы они прославляли нашу страну. На главных каналах радио и телевидения страны должна быть открыта таджикская секция для трансляции всех новостей, социальных, художественных, культурных, музыкальных и других программ, которые востребованы народом. Эту инициативу следует поддержать во всех городах и регионах. Было бы целесообразно спланировать и открыть литературный, культурный и социальный журнал, а также независимые газеты в таджикских регионах и районах. Если это будет сделано, таджики Узбекистана по-настоящему будут считать себя полноправными гражданами своей родины, чего не было до сих пор, и это негативно сказалось на их менталитете, сознании и самосознании. Иначе, какой страной и нацией должны мы гордиться? Мы тоже хотим гордиться своей родиной и нашей нацией, нашим собственным именем, которое чтит и официально признает государство.
Теперь, когда наша страна обеспокоена искоренением коронавируса, может не совсем подходящее время для этого обращения. Но мы обеспокоены тем, что в последнее время группа ученых-националистов и шовинистов, такие как Шохиста Ульяева, Анвар Шукуров и другие, написали серию предвзятых статей против таджиков, особенно таджикоговорящих людей Самарканда и Бухары, унижающих наше достоинство и нашу нацию. «Те, кто пришли из ни откуда, должны быть уничтожены». Этим они подрывают корни нашего братства и дружбы. Следовательно, это может вызвать реакцию в обществе, которая приводит к недопониманию и ненависти между людьми.
Известно, что решением правительства Узбекистана от 1 июля 2020 года планируется Государственная программа развития узбекского языка и пересмотр Закона о государственном языке. Мы хотим, чтобы этот закон учитывал статус таджикского языка, как официального.
Мы с уважением просим Президента оказать содействие в легализации статуса таджикского языка в Узбекистане и выполнить наше желание. Мечта стать полноправным гражданином – это мечта, которая сбывается в действительно демократической стране, основанной на верховенстве закона.

ПРЕЗИДЕНТУ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН, УВАЖАЕМОМУ ГОСПОДИНУ ШАВКАТУ МИРОМОНОВИЧУ МИРЗИЁЕВУОТ ИМЕНИ ГРАЖДАНИНА…

Gepostet von Hakim Rabbimpur am Montag, 22. Juni 2020
Похожие записи
В Таджикистане

Эмомали Рахмона переизбрали на пятый срок. Он президент Таджикистана уже 26 лет

В Таджикистане

Готов ли Таджикистан ко второй волне COVID-19?

В ТаджикистанеТехнологии

O Mobile. “Народный и доступный”. На таджикский рынок телекоммуникаций выходит новый сотовый оператор

В Таджикистане

Что нужно знать о переписи населения?

Подпишитесь на нашу рассылку и
будьте в курсе новостей

Добавить комментарий

ru_RURussian
ru_RURussian