У меня убили ребенка, но я претензий не имею — Информационная сеть Таджикистана

На днях в Душанбе произошло очередное ДТП со смертельным исходом, совершенное очередным же сыном высокопоставленного чиновника

У меня убили ребенка, но я претензий не имею

У меня убили ребенка, но я претензий не имею

На днях в Душанбе произошло очередное ДТП со смертельным исходом, совершенное очередным же сыном высокопоставленного чиновника. Фаромуз Саидов — сын первого вице-премьера Таджикистана Давлатали Саидова врезался в дорожную машину коммунальной службы города, в результате погиб сотрудник службы — 30-летний Рустам Сатторов и пассажирка Саидова — 25-летняя Хилола Рахимова.Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений

Но произошедшее вызвало широкий резонанс скорее еще потому, что все сразу решили, что виновник не будет наказан. Таджикистан потихоньку привыкает к тому, что раза два-три за год кто-то из сыночков местной элиты убивает на дорогах людей, по одному, двое, было даже трое за раз. Превышение скорости, алкоголь, наркотики или привычное бытовое хамство — не суть. Выводы следствия, как правило, не совпадают с показаниями очевидцев и выживших участников ДТП. Все эти годы удивляло другое — трансформация общественного мнения. Сначала был гнев на обнаглевшую в конец «золотую молодежь» и их родителей, которые пользуясь своим высоким положением, довольно открыто «закрывали» дела своих провинившихся отпрысков. Да, да, именно провинившихся, никак не преступников. В наказание их отправляли за границу учиться в какой-нибудь вуз, пусть, мол, знает…

Потом негодование общественности логично — с увеличением количества таких ДТП — перешло на милицию. Придумывать собственные, порой фантастические версии событий, стало для МВД не то чтобы сложнее, это просто приходилось делать все чаще. А потому народ верил все меньше, а гневился все больше. Но народ привык, привыкли и СМИ, которые в первые годы, как водится — с пеной у рта — пытались пробить стену отчуждения МВД. Сейчас проще, по каждому из таких случаев, агентства достают из архивов припасенные бэкграунды, сдувают пыль, обновляют. Причем все эти бэки как правило имеют свою незаконченную историю, но журналисты уже давно даже не пытаются разобраться в них до конца. Судите сами. Самое резонансное ДТП с участием, произошло три года назад.

Расул Амонулло, младший сын экс-главы Таджикской железной дороги поучаствовал в аварии, где погибло три человека. МВД тогда, проведя семь (!) экспертиз смогло доказать, что за рулем был собственно не владелец машины, а кто-то другой. Но понес ли наказание этот другой, не известно. В разное время в подобных ДТП насмерть сбивали людей сын председателя Верховного суда

— 24-летний Фарход Абдуллаев (уголовное дело прекращено), по слухам — сын начальника Главного управления исполнения уголовных наказаний Минюста (дело возбудили, но вскоре закрыли), сын экс-секретаря Совета безопасности — Бобур Азимов (был осуждён, но затем амнистирован). Далее: сын главы ГУП «Жилищно-коммунальное хозяйство» — Бахтиёр Тагоймуродов, помощник прокурора столичного района Исмоила Сомони Фируз Холикзода (амнистирован). Теперь 23-летний Фаромуз Саидов. Как закончится его дело, неизвестно, но никто не удивится, если окажется, что или не он был за рулем или машина была неисправна (и то, что он, по словам очевидцев, ехал под 180 километров в час тут не причем) или что-то еще даже не обязательно достоверное. Не суть важно.

Тут важна другая трансформация… Как выяснилось, у родственников погибших в результате ДТП нет претензий к виновнику аварии. Если вы этого еще не замечали, то обратите внимание, насколько плотно вошла вот эта формулировка — «мы не имеем никаких претензий» в жизнь 95 процентов населения страны, которым не повезло быть сыновьями, дядями и тетями и просто не пришлось быть полноправными не гражданами, но просто людьми. Но когда оказалось так, что решение не предъявлять претензии стало абсолютным прощением, причем на уровне закона?

Почему отсутствие этих претензий становится совершенно адекватной и чуть ли не официальной причиной прекращения дел по столь тяжким преступлениям? Вероятно, кто-то поймет, что семьи могут договориться между собой (за вознаграждение или из-за страха перед кем-то) признать право чужого человека убить их ребенка и не получить за этого наказания. Но почему, объясните, так ведут себя правоохранительные органы?

Почему эти дела не доводятся до конца, почему никто не несет наказания? На основании того, что родственники не имеют друг к другу претензий? Для чего тогда нам законы, собственно, — понятие правового государства?

Давайте пойдем до конца — упраздним суды, прокуратуры и прочие пережитки демократии. Золотая молодежь не будет ни в чем себе отказывать, но благосостояние малоимущего населения повысится… Зло и цинично? Да! Но не более, чем происходит сейчас с нами — всепрощающим народом.


Источник:
Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Москвичка просит Эмомали Рахмона оставить ей усыновленного таджикского ребенка
Жительница Москвы Хилола Егорова, у которой забирают усыновленного шестимесячного таджикского ребенка, попросила президента Таджикистана Эмомали Рахмона вмешаться в ситуацию и помочь ей оставить сына.
Женщина с ребенком бросилась в Кофарнихон
​Утром 2 апреля молодая женщина в Вахдатском районе вместе со своим шестимесячным ребенком бросилась с моста «Хайр» в воды реки Вахш.
Зухро и Фотима Холовы: звездные сестры-близнецы
Сестры Зухро и Фотима Холовы пришли в таэквон-до вслед за старшей сестрой Сабиной. Как девушки помогают друг другу в спорте и жизни
Девочка-калькулятор из Таджикистана удивила российских телезрителей
Юная школьница из Таджикистана Ёсуман Исмонзода заставила весь зрительный зал аплодировать стоя ее умственным способностям

Авторизация

Яндекс.Метрика