Чудо Магриба – Марокко — Информационная сеть Таджикистана

Чудо Магриба – Марокко 18.03.2020 13:17 Безбрежные водные просторы нежно ополаскивали макушку африканского континента, словно заботливая мать омывает голову своего малыша

Чудо Магриба – Марокко

Чудо Магриба – Марокко

Чудо Магриба – Марокко

18.03.2020 13:17

Marocco main

Безбрежные водные просторы нежно ополаскивали макушку африканского континента, словно заботливая мать омывает голову своего малыша. Сверху, с иллюминатора огромного аэробуса, были видны малейшие складочки волняшек на поверхности океана, пыхтящие мелкие кораблики, спешащие в ближайший порт. Вдоль берега по шоссе-ниточке бежали машинки-мурашики, словно торопясь успеть до захода солнца в свой муравейник.

Ещё один мягкий разворот вглубь, в сторону континента, и огромная мечеть Хассана II на краю мыса Касабланки выросла, словно игрушечная пирамида, оставленная малышом-исполином на берегу. Монитор прямо перед глазами беспристрастно показывал картинку он-лайн камеры из-под брюшины самолёта: не ощущаемый, но прекрасно видимый слабый крен крыльев начинающейся посадки, несущиеся рваные облака, и неумолимо приближающаяся взлетно-посадочная полоса. 100, 70, 10 метров, мягкий подскок, и невидимые шасси бешено несутся по иссиня-черным следам торможения полосы. Ещё чуть-чуть, и словно послышится запах жженой резины покрышек… Это доступное развлечение авиакомпании — похлеще симулятора в компьютерной игре, не оставит равнодушным никого. Здравствуй, загадочная Магрибия, как долго же я летела к тебе!

Ошеломлённые после долгого перелёта пассажиры единой волной устремились вглубь аэропорта. Ручейками, растекаясь по коридорам, снова слились в шумную реку и после расплескались по простору зала предпограничного контроля. Местные — направо, не местные — налево. Все цвета радуги нового Вавилона вытянулись аккуратными змейками, передвижение которых ограничивалось металлическими кордонами. Тут тебе и футбольная команда Камеруна, в растянутых красных трениках, чуть поодаль — толпа мелких и говорливых китайцев, череда высоких и импозантных бразильянок, тихонь-старичков французов, ленивых и вальяжных турок и пышнотелых, эпохи Рембрандта, арабок.

Мавзолейная очередь всей этой разноголосой толпы, к четырём из десяти-двенадцати работающим окошкам пограничников (как знакомо!), продвигалась неимоверностью усилий слизняка на клубничной грядке, где заветной клубничкой служил штампик в паспорте с датой прилёта. Подобной очередью славился мавзолей дедушки Ленина в Москве. Видимо переняли традицию с добрых советских времён. С учётом их национального красного знамени и огромной пятиконечной звезды посередине полотнища, сходство с бывшим детищем союза ещё больше усиливается. Тут даже Первомай в почёте и отмечается трудящимися большого королевства. Почтение и флаг в руки! Добравшись, спустя 1,5 часа до окошка погранца, выяснилось, что нам, таджикам, надо оформлять визу в другом окошке. Та-дам и бдыщ!

В тихом шоке (ну хоть одно объявление бы повесили об отдельном месте оформления визы!), отползаю из толпы, и понуро иду в указанном направлении. На моих часах, ещё не переведённых на местное время, 9 вечера. То бишь, 18 часов на ногах. Мозг не протестует, тело покорно выполняет свои функции. Небеса, видимо сжалившись надо мной, в лице пожилой и приятной женщины-служащей визовой службы, вернули мне паспорт с заветной визой-штампом спустя 5 минут ожидания. И, как подарок, мгновенным выходом из зоны погранконтроля. «Мерси боку» — мой минимальный словарный запас французского был любезно адресован всем сотрудникам, и я пулей вылетаю из здания.

Получив багаж, и заблаговременно обменяв внутри терминала наличность на местные дирхамы, спускаюсь на минус первый этаж, к станции местных «аэроэкспрессов», следующих по маршруту АэропортMedV — GaredeCasaport(один из ж/д вокзалов Касабланки). Главный аэропорт страны расположен в 30 км от Каса, как уменьшительно называют Касабланку. В моём выверенном по-суточном маршруте, Касабланка остаётся для исследования в самом завершении путешествия, и потому, моя задача начать знакомство со страной с её столицы — Рабат, города расположенного в ста километрах восточнее от Касабланки. Доехать напрямую возможно только на машине, либо проездом — поездом через Каса. Что я и делаю. Сотрудники станции помогают оформить покупку билета, и за 48 дирхам, рыжего цвета ящик-терминал изрыгает из чрева крохотный билетик до станции пересадки. А уже оттуда — дальше, на восток, в Рабат.

К слову, практически большинство персонала, а впоследствии и местного населения, общаются на нескольких языках: берберском, арабском, французском. Кстати, арабский язык, из-за особенностей местного диалекта, практически непонятен в арабских странах Ближнего Востока. Английский понимают не все, так что зубрёжка пары фраз не помешает, и, да здравствует мимика и язык жестов! При этом, не забывайте благодарить «шукран-мерси», как говорится, «доброе слово и кошке приятно».

Marocco cat

А вот чего-чего, или вернее кого-кого, так кошек тут — пруд пруди. Шпыняются под ногами, клянчат еду у кафешек, вальяжно спят в тени или едят утащенный кусочек рыбёхи, чумазые донельзя, тощие и не очень, но удивительно гордые и независимые четвероногие создания. Уже проехав сотни километров по всей стране, понимаю, почему их тут так берегут. Вернее, относятся с должным статусом неприкосновенности. С учётом огромных, плохо убираемых территорий на всём пространстве страны, эти умные создания — словно Божье провидение, спасающее города от нашествия противных грызунов. Памятник этим стражам-котам надо бы воздвигнуть по всей стране. Подобный откровенный и необузданный мусорный хаос, периодически встречавшийся по стране, вперемешку с невероятным амбре здешних улочек, виделся и нюхался разве что, в Египте. Говорят, в Индии ещё хуже. Одним словом, неженкам здесь не место. Либо, место в люксовых отелях и сквозь стекло автомобиля. Только вот, насколько аутентичным будет погружение в недра страны? Жизнь тем и хороша, что полное погружение в местный мир обусловлено любовью к самой жизни. И она ведь разная, как яркие витражные оконца марокканских окон или потрясающий узор резных деревянных ставень и дверей.

Тем временем, мой долгожданный поезд прибыл на первый путь. Цвета неспелого апельсина, немного облезлый, но, тем не менее, самый удобный и доступный транспортный механизм. Поезда по всей стране активно используются, и пользуются заслуженной популярностью.Два класса обслуживания, второй — массовый, и первый — чуток элитарный, отличающиеся количеством пассажиров в вагонах, удобством кресел. Средняя поездка с одного города в другой может обойтись в пределах 10-15 долларов. Такси — раза в три дороже. Скорость поездов — отменная. И если требуемое расстояние в пределах часа-полутора, то можно пренебречь первым классом, и спокойно ехать во втором. Но, если планируете путешествие на отдалённое расстояние, от двух часов и выше, не поленитесь приобрести билет в первый класс. К примеру, поездка из Рабат в Фес занимает 3,5 часа, и стоит 126 дирхам. Что составляет 12,5 долларов по среднему курсу для билета первого класса. Шесть удобных и пронумерованных в соответствии с приобретённым билетом кресел, регулируемый кондиционер в жару и простор для уставших и вытянутых ног обеспечен. По традиции, вагон первого класса прицеплен в самом конце состава, и посему, лучше заблаговременно отойти к примерному месту прибытия вагона. Особенно, если садишься не на одной из центральных станций крупного города. Есть риск просто опоздать к вагону. Уже проходя мимо вагонов второго класса, поблагодарила себя за свою предусмотрительность. Народ в вагоне стоял. Сидел тот, кому повезло. А простоять три часа на ногах, в придачу с чемоданами, не слишком большое удовольствие.

В самом начале моего знакомства с местными поездами и расписанием, боялась, что не пойму ничего без языка, но, находчивость Мюнхгаузена помогла разобраться и в билетах, и схемах вокзалов. Гугл в помощь! Маршрутизатор карт отлично справлялся с поставленной задачей на всём пути. Ну, и предусмотрительно приобретённая на ж/д вокзале города симкарта местного провайдера «Moroccotelecom», с пакетом 5 гигов для комфортного передвижения по стране. Цена вопроса — 80 дирхам (8 долларов) за полный пакет. Цифровая связь развита по всей стране, а потрясающие вышки-антенны в крупных городах оформлены в виде высоченных пальм. Милая техническая штукенция, отлично вписывающаяся в местный колорит. ЗачОт!

Marocco 04

Следующим зачОтом стало знакомство с системой общественного транспорта первого города моего маршрута — Рабата и его города спутника Сале. Удивительно, как в городах, натужно справляющихся с проблемой отходов и чистотой улиц, разительными контрастами между откровенной нищетой и богатством, отлажено действует система трамвайного сообщения. Ультрасовременные трамваи стали моим хитом. Удобные, шустрые, двигающиеся по удобным маршрутам и доступные по стоимости в 6 дирхам за поездку, позволили насладиться видами и красотами двух городов. Билетики на поездку приобретаются в кассах на остановках, валидируются самостоятельно внутри трамвая электронным счетчиком и проверяются лично контролёром, словно вырастающим из-под пола вагона. Эдакий «нежданчик» для местных зайцев.

Один из таких трамваев, благодаря совету продавца симкарты на вокзале, комфортно и экономично довёз меня до нужной мне станции в милый и уютный городок Сале. Именно здесь, в пригороде, я и решила остановиться. Время было выиграно, поскольку единственный соединяющий мост меж двух городов был забит под завязку машинами. Остановка была в аккурат перед входом в Медину — так называемую старую часть города. Такие Медины расположены во всех городах Марокко. Эдакая огромная цвета охры цитадель, огороженная высокой стеной, внутри которой, с древних времён, кипит контрастная городская жизнь. Врата в Медины многочисленны, по своему изящны, некоторые оформляются декоративной плиткой или резьбой, и в целом, имея собственные наименования, позволяют ориентироваться путникам в пространстве. Если вы решили остановиться на ночлег в старом городе, то скажите таксисту название ближайших ворот Медины к отелю, и он вас привезёт точно к нужному месту. И никаких лишних слов: ни названия отеля, по типу улица такая-то, дом такой-то. Вас просто не поймут. Да и смысла нет. Дальше ворот, обычно, машины не заезжают. И не потому, что влом, а потому, что слишком узко. Так что, две ноги — наше всё! Пешочком и ещё раз пешочком, плюс методом научного тыка и Гуглокартовских подсказок. Каждый раз, в дороге, я возношу благодарность своим любимым кроссовкам, ставшими своеобразным талисманом. Они перевидали многое на своём пути, оттоптали сотни километров и были сами оттоптаны бесчисленное количество раз, но хранящие мне верность и дарящие свободу движений. Как говориться, не важно, сколько лет твоим кедам, если ты гуляешь в них по Парижу. В моём случае — по Африке.

Медины. Квест на наблюдательность.

Надрывающийся горланистый вопль одинокого петуха в восьмой раз безуспешно пытался разбудить местное население. Кукарекнув напоследок охрипшим голосом петух затих. Спустя пару десятков минут, один за другим, нестройным разноголосьем, разливались призывы муэдзинов к молитве. Ещё минута, и предрассветную Медину Сале лёгким бризом окатила волна молитвенных воззваний к Аллаху единому и милосердному. Проспать подобные воззвания правоверным, и всем остальным — просто не возможно. Усилители на каждом минарете не допустят этого. Хотите вы, или нет.

И вновь тишина, словно кошка на мягких лапах, спускается вниз. И приносит утренний лёгкий сон, освежающий и дающий силы. Лучи весеннего тёплого солнца протискиваются сквозь тугие щели деревянных, витражных оконных ставень, рассыпаются цветными зайчиками по стенам. Бирюзовый, жёлтый, зелёный… Мягкие тона бликов на стене умиротворяют. Эта мягкая дремота расслабляет, но мысль о том, что впереди ждут более яркие впечатления взбадривает и поднимает из тёплой кровати.

Всем тем, кто хочет познать глубину Медины и получить удовольствие от пребывания в Марокко, рекомендовано оставаться в риадах. Riad — это частный постоялый дворик-отель, на 5-6 и даже в разы больше номеров. Местные риады удивительно напоминают самаркандские и бухарские дома, когда внешний вид домов и его стен вам ничего не скажут и не покажут. Только массивные двери, кованные детали креплений и декора могут навести на мысль о состоятельности владельца. И, лишь попав внутрь, можно очароваться тщательной продуманностью строения, внутренним крохотным и не очень двориком, наличием обязательной зелени в огромных глиняных кувшинах-горшках или собственным мини-садом, ярким и самобытным национальным убранством. Марокканский дух очень близок к восточному стилю и неудивительно. Арабы завоеватели, расширявшие империю из её центра на африканский континент, привносили в местную культуру свою часть и ассимилировались. Отсюда и идентичность образов, узоров стиля: много бирюзы, ещё больше охры в декоре, разноцветной керамики, ажурной деревянной резьбы и потрясающего разнообразного текстиля, от ковров до тончайших покрывал. Это и многое другое из предлагаемых на базарах вещей, привлекает любителей восточного шоппинга. Поторговаться всласть в местных лавочках здесь настоятельно рекомендуется. Битва за каждый дирхам разыгрывается не на шутку. Цену можно сбить раза в полтора, и даже больше.

Marocco 01

Медины Марокко похожи и отличны друг от друга, как родные братья и сестры. Каждая Медина, в отдельно взятом городе, обладает своим нравом, извилистостью улочек, смачным ароматом его двуногих и четвероногих жителей, а ещё и товара, продаваемого здесь же, на земле, на наспех сооруженных лавочках или добротных магазинов. Образы Медины сменяются также стремительно, как и настроение его обитателей: от откровенно блошиного рынка, до элитных галерей с первоклассными сокровищами. Свежайшая местная рыбёха и разнообразные диковинные фрукты, пекущиеся на газовых плитках слоеные квадратные лепёшки (типичная наша «калама») и горы ароматной зелени, китайский ширпотреб добравшийся и до Африки, никелированные тазы, стаканы и чайники, традиционные национальные одеяния и обувь, безумное количество попрошаек всех возрастов и таких же калек, облезлые и дранные, но вальяжно разгуливающие коты и кошки, и в довесок ко всему, жирные местные голуби, взирающие сверху на эту какофонию. Весь этот безумный хоровод смешивается с жарким и спертым воздухом узких улочек и обрушивается водопадом со всех сторон.

Разобраться в этом сложном лабиринте с первого раза просто не реально. Даже не обладая топографическим кретинизмом, усвоить логику построения Медины не возможно. Местные узкие улочки и проулки, обладая собственными громкими названиями на карте, в реальности не схожи ни с чем. Максимальная ширина видимых мной улиц была не больше 3,5 метров, узкие — лишь для прохода одного человека, с обтиранием плеч облезлой штукатуркой стен. А нависающие сверху стены домов, балки и перекрытия, развивающиеся на ветру покрывала и занавеси, замызганная клеенка, стиранная и не очень одежда, спутает все ваши ориентиры.Мощённые камнем дорожки раздваиваются и разбегаются под ногами серыми змейками, и лишь навигаторы карт помогают отслеживать направление и позволяют держать выбранный курс. Но именно в этом и заключается истинная прелесть Медины.

Фес без прикрас.

Из виденных мной множества Медин крупнейших городов Марокко, самой отталкивающей для меня стала Медина Феса. Одна из старейших королевства, разделяясь на две самостоятельные части, подминает под себя всех, попавших в её нутро людей. Располагаясь в низине города, она словно один большой глиняный тажин, в котором под жгучим солнцем или нависшими облаками, пропекаются и пропариваются все его ингредиенты. Наш проводник по Медине, старый и высокий араб Иброхим, подчеркивал, что любая Медина — это совокупность пяти ингредиентов: мечеть, школа, пекарня, источники воды и хаммам. Все они располагаются вблизи друг от друга, словно пять пальцев одной руки. Образование и воззвания к Аллаху, хлеб и вода, и омовение тела — это и есть своеобразный круговорот жителей старого города.

Не секрет, что шопинг является одной из основных целей приезда многочисленных туристов в Марокко. Попав впервые в Медину Феса, мне показалось, что нахожусь внутри нашего огромного базара Корвона. А его я очень не люблю. Бесчисленные лабиринты Медины отдавали пульсацией в висках. Тем не менее, глядя на всё разнообразие вывешенных товаров, волей не волей, захотелось приобрести что-то аутентичное, добротное. То, чтобы потом возвращало в жаркую страну и напоминало о проведенном времени. Не удержавшись в классическом женском порыве, ныряю в один из проулков, словно лисица за кроликами, и попадаю в царство тканей.

Marocco 11

В тусклом свете лавочки мои пальцы перебирают десятки скрученных рулонов скатертей кремовых оттенков. Простое плетение из плотных хлопковых нитей, выкрашенных в спокойные пастельные тона, простиралось в длинные полотнища, и вперемежку с поперечными выбеленными полосками, создавали нехитрый, но любимый мной, незатейливый деревенский стиль. Люблю чистоту в простоте. Приглушённые белесые оттенки оранжевого, персикового, голубого. Эти тонкие скатерти плелись юркими пальцами умелых мастериц, перебирающих натянутые струны хлопковых нитей ткацкого станка, словно арфистки симфонического оркестра. Станок — арфа, ткачихи — артистки, и жизнь длинною в единственный концерт «на бис», где зрителем станут чуждые мимолетные покупатели, торгующиеся с ушлым продавцом за каждую монету, расплачиваясь неохотно, словно делая одолжение. А за каждой скатертью — своя слеза радости или горя, своя капля пота или улыбка, растворившиеся дымкой под жарким солнцепеком, и оставшиеся незамеченными заглянувшему в лавочку случайному покупателю.

Не люблю торговаться. Дело не в умении. Скорее в желании верить, что всякой вещи — своя цена. Разумная, рассчитанная за вложенный труд, и прибыль. Я готова заплатить больше, понимая, что деньги пойдут на пользу тому, кто вложил труд в свой товар. Наивно? Может быть. Но воодушевляет, что таких чудаков, как я, не мало. Принцип Справедливой торговли. Он честен по отношению к создателю товара, и реален по отношению к покупателю. И ещё, не люблю, когда некоторые ушлые продавцы откровенно накидывают цену, полагая, что покупатель — наивный простофиля. После такого общения хочется поскорее выйти и продышаться воздухом. И уже позже, по наитию, заглянув в неприметную лавочку, увешанную текстилем всех оттенков, отыскать свои сокровища в её недрах и с удовольствием, расплатившись со скромным продавцом, разойтись по своим путям. У каждого на базаре своя миссия, кому-то дурить головы, кому-то обманываться. И так, испокон веков…

И все же, одной из целей посещения Феса было желание увидеть те самые, известные всему миру, кожевенные мастерские — таннери шуара. Самостоятельно найти их в сложном лабиринте не удалось, потому и было принято решение взять проводника Иброхима. Даже проводив нас до меньшей из мастерских, догадаться о их присутствии, с первого взгляда, было бы не возможно. Можно плутать сколько долго вокруг, наворачивая круги, но найти заветную дверь, схожую с тысячами других — нереально. Лишь маленький банер, закреплённый на стене, свидетельствовал о присутствии мастерской поблизости. Вход в шуару пролёг через трехэтажный магазин кожевенного кооператива. От кожевенных изделий всех цветов радуги пестрило в глазах: сумки, ремни, кошельки, цельные куски кожи, пуфы, фирменные марокканские тапочки-бабуши и сапоги. Все аутентичное, немного грубоватое в шитье, но, тем не менее, добротное и прочное. Семейный кооператив работает по старинной технологии обработки кожи, где секреты выделки передаются из поколения в поколение. Поднявшись на террасу дома, хозяева заблаговременно предложили взять по веточке мяты. Иначе никак. Ваши легкие просто задохнутся от смрадного и тошнотворного запаха останков животных на обрабатываемой коже. Мне повезло с погодой, над городом нависли тучи, и прохладный ветер разгонял зловоние в противоположную сторону. Тем не менее, периодически, тёплые испарения от чанов поднимались вверх, и заставляли меня судорожно разминать листочки освежающей мяты, перед носом, дабы приглушить подкатывающие к горлу позывы. Превозмогая усилия, все же удалось полюбоваться общей картиной: яркие пятна каменных красилен, голубизна известковых ванн, полотнища сушащейся на ветру кожи, склонившиеся над замоченными по-старинке, в голубином помёте, изделиями работники. И все это вручную, без химикатов, используя в основном лишь оливковое масло для защиты рук и ног, либо, в крайнем случае, перчаток. Отправляться после увиденного на вторую, крупную шуару, вдохновения не осталось. Весь мой энтузиазм испарился вместе с остатками кислорода в легких. Желание приобретать кожаные изделия — тоже. Кажется, настала моя пора вступить в ряды Гринпис. Животные, я вас люблю, и мяса вашего уже не ем!

Marocco 19

После таких приключений в местной Медине, трёх долгих ночей, проведённых в шумных улочках, среди постоянного гула голосов, настойчивых визгов музыкальных инструментов и спертого воздуха, хотелось на просторы, на свежий воздух. Благо, что Фес окружён высоким природным фортом, в виде каменно-глиняной гряды, на вершине которой, в пешей доступности, есть пару достопримечательностей. Одна из них, крепость Бурж Норд, в глубине которой скрыт удивительный оружейный музей. А с террасы, открывается потрясающий вид на старую Медину. Сидя на макушке крепости удалось прийти в себя, и отойти от нависающих вокруг стен, базарных шумных улиц и толпищ снующих людей. Тихий шёпот ветра, нежные лучи, пробивающихся из-за туч солнца, щебетание пташек, раскинувшееся поодаль и белеющее мрамором огромное кладбище, навевали мысли о бренности жизни и последнем пристанище каждого из нас. Сколько отведено каждому — знают лишь где-то там, в небесной канцелярии. А здесь и сейчас, остаётся максимально запечатлеть и прочувствовать всё то, нематериальное, что останется в итоге и промелькнет перед твоими глазами, в самый последний миг.

Насибахон АМИНОВА

Источник: журнал «Иктисодчи» №19, (04) июль-август 2018г.

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Ставка на мирную жизнь: как изменится Сирия после освобождения Дейр эз-Зора
Сирийская армия близка к освобождению Дейр эз-Зора от боевиков «Исламского государства»*. По мнению экспертов, в течение следующих нескольких месяцев правительственные силы могут полностью разгромить ИГ
Сборная Бразилии сыграет в финальном матче ЧМ-2018 по футболу, заявил легендарный бразильский нападающий Пеле в интервью программе Stan Collymore Show. При этом лучший игрок XX века не исключает, что в решающей встрече соперником его соотечественников станут россияне
Российское Министерство обороны сообщило, что США приступили к созданию комплексов быстрого глобального удара, что негативно сказывается на мировой безопасности. Соединённые Штаты планируют получить возможность разгромить любого противника в течении часа с помощью сверхсовременного вооружения. При этом использовать ядерное оружие не планируется
Китай меняет экономическую стратегию: причины и последствия
Несмотря на то, что мировая экономика в целом переживает не лучшие времена, Китай год за годом продолжает стабильно наращивать свой ВВП. Между тем, «китайское экономическое чудо» зародилось не так давно: все началось, когда в 1978 г. Дэн Сяопин провозгласил начало политики реформ и открытости.

Авторизация

Яндекс.Метрика