К 100-летию создания БССР. Отцы-основатели белорусской государственности — Информационная сеть Таджикистана

В 2019 г. исполнилось 100 лет со дня основания Белорусской Советской Социалистической Республики

К 100-летию создания БССР. Отцы-основатели белорусской государственности

К 100-летию создания БССР. Отцы-основатели белорусской государственности

В 2019 г. исполнилось 100 лет со дня основания Белорусской Советской Социалистической Республики. Несмотря на определенные дебаты на тему того, с чего стоит вести отсчет белорусской государственности – с создания БССР или же с провозглашения БНР – большинство историков сходятся во мнении, что ее начало было положено именно в 1919 г. Кандидат исторических наук Павел Потапейко специально для «Евразия.Эксперт» подробно раскрывает обстоятельства становления БССР и детали судеб четырех его отцов-основателей: Александра Мясникова, Вильгельма Кнорина, Дмитрия Жилуновича и Александра Червякова.

Важно отметить, что именно БССР получила международное признание, а также имела атрибуты государственности: территорию с границами, реальную систему органов власти, финансы, вооруженные силы и т.д. БНР же не могла похвастаться этим в силу определенных факторов. Но, пожалуй, главный аргумент в пользу того, что белорусскую государственность правомерно отсчитывать с 1 января 1919 г., заключается в том, что за вариант большевиков выступало значительное большинство населения. Как отмечает крупный белорусский исследователь Юрий Шевцов, «впервые за много столетий на территории Беларуси власть оказалась в руках у той культурной группы, которая опирается на местное крестьянство».

Профессор Университета штата Нью-Йорк Эндрю Слоин показывает, сколь важным для большевиков было преодоление национализма – «бундовщины», «великорусскости» и т.д.

Ведь в Беларуси XX в. национально мыслящая интеллигенция была немногочисленна в сравнении с соседними странами. А большевики предложили белорусам, по выражению Слоина, «демонстративно многонациональное партийное руководство».

Но и противоположная линия – на «национальную эмансипацию», нивелирование национальных особенностей – тоже оказалась ущербной. Белорусский народ осознавал свою самобытность, игнорировать это было нельзя. Поэтому в итоге был выбран наиболее удачный, как виделось руководству КПБ и РКП(б), путь – национальное развитие (с учетом и меньшинств), но без резких перегибов к национализму или стиранию национальных различий.

Создание БССР стоит показать через личности ее «отцов-основателей», чтобы белорусы лучше знали тех, кому мы обязаны созданию государства. В тех же Соединенных Штатах Америки своих Founding Fathers знает каждый школьник.

Четыре крупнейших фигуры стояли за провозглашением Советской Социалистической Республики Беларуси 1 января 1919 г. в Смоленске по итогам работы VI конференции организаций РСДРП(б). Отцы-основатели принадлежали к двум подходам: Александр Мясников и Вильгельм Кнорин являлись сторонниками отказа от национального принципа, а Дмитрий Жилунович (Цішка Гартны) и Александр Червяков выступали за «национальный уклон» в рамках социализма.

Накануне создания БССР

В 1917 г. политическая борьба на белорусских землях шла прежде всего между левыми – эсерами, меньшевиками и большевиками. Влиятельной силой был и Бунд. Отдельно стояли поляки, которых было много среди солдат на Западном фронте и беженцев, но среди них доминировали социалистические настроения. Белорусская же элита, стремившаяся отстаивать национальные интересы, только начинала формироваться.

В правительственном отчете накануне войны говорилось: «Развитие национального движения среди белорусов слабое, в народных массах оно почти не существует, только часть интеллигенции пытается пробудить его печатью и другими средствами». При переписи 1897 г. многие назвали польский язык «панским».

В Российской империи католики зачислялись в поляки (хотя зачастую это были этнические белорусы). После восстания 1863 г. был взят курс на поощрение белорусского языка в целях противодействия полонизации. В 1906 г. Виленский, Ковенский и Гродненский генерал-губернатор К. Крживицкий предлагал «пробудить национальное сознание в белорусах всеми средствами культуры». Среди его предложений – использование белорусского языка в школах и церквах и госсубсидии белорусским крестьянам на приобретение земли. После отмены крепостного права они получали увеличенные наделы, в отличие от других губерний. Все это было направлено на ослабление полонизированных помещиков. В переписи 1897 г. белорусы выделялись в отдельную категорию. В Могилевской губернии так себя назвали 82%, в Минской – 76%, большинство в Виленской (56%) и Витебской (53%) губерниях, а в Гродненской – лишь 44%.

В 1917 г. Минск находился в 100 км от фронта, здесь размещались крупные воинские части, штаб Западного фронта. По воспоминаниям В. Сольского, «тут царило стремление левых партий к сотрудничеству, в отличие от Петрограда».

Власть формально находилась у комиссара Временного правительства. Сохранялась Минская городская дума, которая занималась делами города, в ней доминировали эсеры, меньшевики и бундовцы. В марте 1917 г. был создан Совет рабочих и солдатских депутатов, который представлял все левые партии. Его председателем стал Карл Ландер, но фактически руководил Вильгельм Кнорин. В результате нарастает безвластие.

«Переломный» момент

В дни корниловского мятежа Фронтовой комитет создает «Штаб гражданской войны», куда вошли «революционные» партии. В Минск идут солдатские части для защиты революции. После провала мятежа большевики победили на выборах в минский Совет в сентябре – до 60% мест. Фронт развалился, шло массовое дезертирство. Левые партии формируют Комитет спасения революции, но он поначалу занимался вопросами вроде жалобы набожных иудеев на нарушения кошерного забоя скота.

25 октября, в день революции в Минск приходит телеграмма о вооруженном восстании в Петрограде. Пономаренко позднее сформулирует официальную версию: минский Совет берет власть, революционные части подавляют сопротивление, 2 ноября в Минске провозглашается советская власть, а 20 ноября Второй фронтовой съезд под председательством Мясникова и с участием Орджоникидзе и Володарского (от ЦК) объявляет ее во всей Беларуси. В ответ большевики создают Военно-революционный комитет Западной области во главе с Мясниковым. Начинается конфликт с эсерами в КСР (большевики остаются в его составе). Комиссар временного правительства Жданов слагает свои полномочия только 5 ноября.

Большевики выходят из КСР. Создается Военно-революционный комитет, проходят выборы в советы солдатских депутатов. Снят и убит главнокомандующий Духонин, уходит и командующий Западным фронтом генерал Балуев, которого сменяет Мясников. Делегация ВРК во главе со Станиславом Берсоном 20 ноября подписывает перемирие. В тот же день в Минске открывается Съезд фронта, избирающий Облискомзап и правительство (СНК) Западной области.

В это время Довбор-Мусницкий объявляет войну Советской России. К тому моменту он собрал более 100 тысяч бойцов и контролировал немалую часть Беларуси – Могилев, Гомель, Оршу, Жлобин, Рогачев, Быхов, Бобруйск, Борисов, пригороды Минска. Облискомзап приказал ему демобилизовать свои части. Довбор выводит штаб и войска из Минска и объявляет войну. У большевиков мало бойцов, на подавление мятежа брошены латышские стрелки И. Вацетиса и матросы под началом И. Павлуновского. Им удалось нанести Довбору поражение под Рогачевом, его дивизии отошли к Бобруйску и Слуцку.

Поворотным моментом стал срыв мирных переговоров в Бресте 10 февраля, началась эвакуация большевистских органов Смоленск.

Население в целом предпочло остаться. При поддержке германских войск корпус Довбора перешел в наступление и вошел в Минск. По соглашению с немцами он оставался в Беларуси, где помогал «поддерживать порядок».

В апреле 1918 г. II съезд Советов Западной области в Смоленске избрал Мясникова председателем Северо-Западного обкома. Деятели белорусских секций РКП(б) и Белорусского национального комиссариата (Белнацкома) выступали за создание белорусской государственности на советской основе. Их лидером был Дмитрий Жилунович. Белнацком был создан в феврале 1918 г. в Петрограде при Наркомате по делам национальностей (возглавляемом Сталиным). Во главе Червяков, секретарем стал Жилунович. В марте, как и все правительство, Белнацком переехал в Москву. Были созданы его отделения в ряде городов России. Задача – агитация и культпросвет среди белорусов. Белнацком создавал белорусские школы, провел в Москве два съезда белорусских секций РКП(б), совещание белорусских учителей (где выступила Н. Крупская), открыл там Белорусский народный университет, издавал альманах «Зажынкі» и газету «Дзянніца».

После капитуляции Германии и аннулирования Брестского мира ЦК РКП(б) принял решение создать для Беларуси государство.

В декабре 1918 г. Конференция белорусских секций РКП(б) в Москве постановила учредить в Западной области Белорусскую советскую республику. 25 декабря Сталин сообщил в Смоленск Мясникову: «ЦК партии решил по многим соображениям, о которых теперь говорить не приходится, согласиться с белорусскими товарищами на образование Белорусского советского правительства».

27 декабря 1918 г. Сталин направил телеграмму в Минск представителю СНК РСФСР Д. Гопнеру, где сообщал о договоренности с Мясниковым и белорусами и отмечал: «Вопрос не вызовет на конференции никаких трений, ибо конференция будет иметь дело с решением ЦК партии». Директива Наркомнаца от 27 декабря определила основные принципы устройства Беларуси. По приглашению Сталина в Москву прибыли Мясников и председатель Облискомзапа М.И. Калманович, обсудили все вопросы. Обкому предстояло реорганизоваться в Центральное бюро КП(б)Б.

30 декабря в Смоленске открылась VI Северо-Западная областная конференция большевиков. По предложению Мясникова она провозгласила себя I Съездом КП(б) Белорусской республики, а тот 31 декабря избрал его председателем ЦБ.

Весь день 31 декабря 1918 г. шел обмен телеграммами и звонками между Сталиным и белорусскими лидерами по деталям. Сталин заявил Мясникову по телефону, что Ковенская и Виленская губернии «относятся к сфере деятельности литовского правительства», а Минская, Смоленская и Гродненская «отойдут белорусскому правительству». Мясников напомнил, что Могилевская и Витебская губернии также белорусские. Сталин ответил: «Об этих губерниях и о многом другом поговорим, когда приедете». Он мирил Жилуновича и Мясникова. Так, 2 января 1919 г. направил им телеграмму, где были такие слова: «Ведите себя смирно и не деритесь».

Было создано Временное рабоче-крестьянское советское правительство ССРБ. Мясников, ставший заместителем его председателя и комиссаром по военным делам (а также председателем ЦИК), обеспечил незамедлительное оповещение мира о рождении Социалистической Советской Республики Белоруссии. В ночь на 2 января 1919 г. он поручил распространить «по всему лицу земли» Манифест Временного правительства всеми средствами – почтой, телефоном, радио (с переводом на польский и идиш).

Конфликт двух групп едва улаживал Сталин. В итоге ЦК РКП(б) принял постановление о включении в РСФСР Витебской, Смоленской и Могилевской губерний и объединении Минской и Гродненской с Литвой в Социалистическую Советскую Республику Литвы и Белоруссии. Это сделали 27 февраля, в марте упразднен Белнацком.

Рассмотрим биографии четверых отцов-основателей БССР.

Александр Мясников

<img width=«300» alt=«мясников.jpg» class=«content-image big-image src=»/upload/medialibrary/bf4/bf4e82b01c2604f10927279776cd3a90.jpg" height=«400» title=«мясников.jpg»>

Источник: places.by

Армянин (настоящая фамилия – Мясникян), родился в городе Нахичевань-на-Дону (ныне район Ростова-на-Дону) в 1886 г. в семье торговца. Как и Сталин, учился в семинарии, закончил и продолжил обучение в Лазаревском институте восточных языков в Москве – армянском учебном заведении. Окончив, в 1906 г. поступил на юрфак Московского университета, в 1911 г. получил диплом с отличием.

Обучаясь в семинарии, в 15 лет издавал нелегальный журнал, а в год поступления в университет вступил в РСДРП, был арестован и сослан в Баку. Там он включился в партийную работу, занимался и литературной критикой под псевдонимом Ал. Мартуни.

Когда началась война, мобилизован, назначен начальником учебной части. В апреле 1917 г. солдаты его полка избирают его делегатом на I Съезд солдатских и рабочих депутатов армий и тыла Западного фронта в Минске. В мае призвал большевиков Минска выйти из «объединенки» с другими левыми, они создают свою организацию. Мясников возглавил Временный комитет Минской организации РСДРП(б), затем и Постоянный. Помог организовать большевистскую газету «Звезда», добившись финансирования от ЦК, и стал ее первым редактором. Сам писал статьи, но в основном это делали Кнорин и другие. После ее закрытия стал редактором газеты «Молот», также вскоре запрещенной, а затем «Буревестника».

21 января 1919 г. он возглавил Военно-революционный совет ССРБ, созданный в ожидании войны с Польшей, а в феврале – и правительство, в дополнение к председателю ЦБ КП(б)Б и ЦИК ССРБ. Он председательствовал на всех заседаниях ЦБ и других органов, которыми руководил. Занимался буквально всем – совершенствованием структуры партии и органов управления, развитием печати, науки, культуры, кооперации, хотел создать Белорусский университет. Но борьба между фракциями продолжалась, у Мясникова не сложились отношения и с представителем ЦК в Минске Адольфом Иоффе. Тот регулярно писал в ЦК, предлагая удалить Мясникова из Минска.

27 февраля 1919 г. на объединенном заседании ЦИК Литовской и Белорусской ССР принято решение о провозглашении Советской Социалистической Республики Литвы и Белоруссии. Главой ЦК и СНК стал В. Мицкявичюс-Капсукас. Мясников до июля оставался членом Президиума ЦК КП(б) ЛитБел и ее военным комиссаром. Вносит предложения по военному вопросу, где анализирует такие факторы, как состав населения и проблемы со снабжением. И предлагает выделить из Западного военного округа Литовско-Белорусский (в пределах Минской, Виленской, Гродненской, Ковенской и Сувалкской губерний). А в Западном оставить Витебскую, Могилевскую и Смоленскую.

Был ли Мясников противником создания белорусской государственности, в чем его обвиняют? Его соратник Кнорин в 1925 г., уже после гибели Мясникова в авиакатастрофе, писал в журнале «Пролетарская революция», что тот не просто был ее сторонником, но сам же и организовал ее.

Конфликт же с «частью белорусов» Кнорин объясняет нежеланием допускать к власти «некоторых сомнительных белорусских националистов» (он называет имена наркома иностранных дел ССРБ Всеволода Фальского и наркома по делам национальностей Фабиана Шантыра, расстрелянного в 1920 г.). Мясников и Кнорин поначалу считали, что мировая пролетарская революция сделает ненужной государственность вообще, и не хотели создавать новые такие образования. Кнорин утверждает, что они оба позднее поменяли точку зрения. В любом случае, решительно выступали против национализма.

Во время войны с Польшей возвращается в Беларусь: в мае-октябре 1920 г. начальник политуправления Западного фронта. Укрепляет партаппарат армии, политическую работу, разъясняя красноармейцам цели войны. Занимается и организацией партизанской борьбы.

В октябре 1920 г. – снова в Москве, уполномоченный по мобилизации и помощи фронту. А в мае 1921 г. переводится в созданную Армянскую ССР, на землю предков, где возглавляет правительство и становится наркомом по военным делам, как ранее в ССРБ, и при этом зампред СНК ЗСФСР, объединившей три республики. В 1922 г. – председатель Союзного Совета ЗСФСР, с декабря 1922 г. до самой смерти – первый секретарь Закавказского крайкома, т.е. первое лицо в Закавказье. В 1923 г. стал кандидатом в члены ЦК РКП(б) и членом Президиума ЦИК. Редактор газеты «Заря Востока».

22 марта 1925 г. В. Сольский передает свои впечатления о нем: чрезвычайно способный и умный, все схватывал на лету, говорил по-русски без акцента, прекрасный оратор. При этом отличался огромным честолюбием, театральностью, гордился внешним сходством с Наполеоном. Говорил, что революция сделала его счастливым – он получал удовольствие от нее. При этом был волевым и решительным, часто прямолинейным, не боялся отстаивать свое мнение перед большинством.

Вильгельм Кнорин

<img width=«300» alt=«кнорин.jpg» class=«content-image big-image src=»/upload/medialibrary/b63/b63a99d86d5ac8b81c11ce1b34bf2a94.jpg" height=«406» title=«кнорин.jpg»>

Источник: lkrkrp.narod.ru

Как и Мясников, остался в истории как убежденный противник национализма, да еще и отрицавший, что белорусы являются нацией. Однако при этом один из отцов-основателей белорусской государственности.

Настоящая фамилия Кнориньш, родился в 1890 г. в деревне близ Вендена (ныне Цесис) в Лифляндской губернии в крестьянской семье. Начинал фабричным рабочим, окончил учительскую семинарию. Утверждал, что в юности сотрудничал с социал-демократическими газетами и вступил в РСДРП в 1910 г. В Первую мировую мобилизован, попал на Западный фронт, после Февраля дезертировал и оказался в Минске. Там, видно, и вступил в партию большевиков. Как показано выше, играл важную роль в событиях 1917 г. в Беларуси, стал секретарем минского Совета. В период немецкой оккупации эвакуировался в Смоленск, затем был в Москве в партаппарате. После возвращения в Беларусь в декабре 1918 г. стал секретарем ЦБ КП(б)Б и членом Временного правительства. Хотя и не поддержал идею Сталина о создании ССРБ, считая, что белорусские губернии должны войти в состав РСФСР.

Характерно, что Кнорин отказался встречаться с делегацией Рады БНР, прибывшей в конце 1918 г. в Москву (назвав ее «польскими шпионами»), а вот Сталин ее принял.

После создания ЛитБел Кнорин стал секретарем ее ЦК, в апреле вошел в состав Совета обороны, к которому в условиях войны с Польшей перешла вся власть в республике. В июле ЛитБел прекратил существование, в августе 1919 г. поляки взяли Минск. Кнорин переведен в Смоленск на пост окружного военкома.

После восстановления ССРБ вернулся и занял пост заведующего агитационно-пропагандистским отделом ЦБ. В январе 1921 г. был острый момент, когда Кнорин и другие руководители КП(б)Б колебались, не поддержать ли Троцкого против Ленина в дискуссии о профсоюзах. Но затем приняли «тезисы четырех» (Мясникова, Кнорина, секретаря ЦБ Ефима Генкина и Вайнера) «О рабочей демократии», где критиковали платформу Троцкого. В это время развернулась борьба между Кнориным и Генкиным (Розенталем) за пост главы ЦБ. В итоге победил Кнорин, Генкина перевели в Армению.

Кнорин дважды руководил КП(б)Б – в 1920-1922 гг. и 1927-1928 гг. Его обвиняют в подавлении всех проявлений национального движения. Пресекал открытие школ и прессы на белорусском, инициировал процессы над членами национальных партий. Пишут, что воспринимал национально мыслящую интеллигенцию как агентов БНР или Пилсудского.

В итоге опять вмешался Сталин, решив разрядить обстановку в Беларуси. Весной 1922 г. Кнорина переводят в Москву на должность зав информотделом ЦК, в Минске его сменяет Вацлав Богуцкий, в революцию глава гродненского Совета. Спустя три года Кнорин руководит агитпропом Московского комитета партии, в 1926 г. – всей партии и СССР.

В мае 1927 г., однако, решено сделать «рокировку»: первый секретарь КП(б)Б (этот пост уже назывался так) Александр Криницкий и заведующий Агитационно-пропагандистским отделом ЦК ВКП(б) Кнорин меняются местами. Вильгельм Георгиевич возвращается в Минск. Но всего на полтора года: в декабре 1928 г. уступает пост Яну Гамарнику. Сталин был недоволен его негибкостью и упрямством.

В 1934 г. Кнорин, сохраняя пост в ИККИ, был редактором журнала «Большевик». В 1935 г. снова в отделе агитпропа ЦК (зам заведующего), стал доктором исторических наук. Публикует работы по истории партии (например, «1917 год в Белоруссии и на Западном фронте»), участвует в подготовке «Краткого курса истории ВКП(б)».

В июне 1937 г. арестован. Кнорина обвинили в подготовке мятежа и терактов и расстреляли в 1938 г. Его считали самым видным большевиком 1917 г. в Беларуси, настоящим отцом местной советской власти и трудоголиком. Но крайне упрямым и фанатичным, дискутировать с ним было невозможно, все понимал буквально. Но зато был искренним и преданным революции. И при этом до последнего не желал, чтобы большевики брали власть, не верил в подготовку Октябрьской революции, называл это сплетнями и выступал за воссоединение с меньшевиками.

Теперь перейдем к отцам-основателям БССР, занимавшим иную позицию по вектору ее развития – но также в рамках социализма. Прежде всего это первый глава правительства ССРБ Дмитрий Федорович Жилунович, он же поэт Цішка Гартны.

Дмитрий Жилунович (Цішка Гартны)

<img width=«300» alt=«жилунович.jpg» class=«content-image big-image src=»/upload/medialibrary/144/144c3415f3af142347c15363deac5381.jpg" height=«461» title=«жилунович.jpg»>

Источник: mycity.by

Родился в 1887 г. в Копыле, был сыном безземельного крестьянина, подрабатывавшего землекопом, и поденщицы. Окончил два класса, с 12 лет был пастух, затем рабочий кожевенной мастерской. В 19 лет начал общение с РСДРП, участвовал в революции 1905-1907 гг.

В 1906 г. в его жизни наступил перелом: он не только начал революционную активность, но и стал писать стихи. Тема поэзии – тяжкая жизнь крестьян и рабочих, и при этом поэтизация, плюс борьба, революция – словом, пролетарский поэт. В 1909 г. отправляет стихи на белорусском в газету «Наша Ніва», их публикуют. Первое стихотворение, «Бяздольны», посвятил Янке Купале. Вдохновившись успехом, приезжает в Вильню, становится внештатным корреспондентом. Ездит по Беларуси, Украине, Литве и Латвии, сочетая журналистику с работой на кожевенных предприятиях. Ненадолго возвращается в Копыль, издает рукописные журналы «Заря» и «Голос низов». В 1913 г. поступает фрезеровщиком на завод «Вулкан» в Петербурге (крупный производитель двигателей и резины). В Питере сложилось сообщество белорусских интеллектуалов вокруг этнографа и издателя Б. Эпимаха-Шипило. Тот издает его сборник «Песни» в своем издательстве «Загляне сонца і ў наша аконца». Жилунович вступает в Белорусскую социалистическую громаду – первую белорусскую партию. С началом войны переходит на завод «Айваз» (один из крупнейших в столице), ведет пропаганду среди беженцев из Беларуси.

В то время он пишет: «Я сейчас искренний сторонник белорусского дела… Можно быть и социалистом, и националистом». В 1916 г. стал редактором петроградской белорусскоязычной газеты «Дзянніца». Когда после Февральской революции БСГ раскалывается, Жилунович становится одним из лидеров левого крыла, которое представляет на I Всебелорусском съезде в декабре 1917 г. Съезд (в котором участвовали и большевики) признал право белорусского народа на самоопределение. Но на нем разгорелась борьба между левыми и правыми, много точек зрения по госстроительству: от автономии в составе РСФСР до полной независимости, часть делегатов высказались за «единую и неделимую». После долгих дебатов съезд избрал Раду, и в ночь на 17 декабря принял резолюцию о формировании органа краевого управления в лице Всебелорусского Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов. Большевики разогнали съезд, но Рада начала подпольную работу и позднее сыграла важную роль в провозглашении БНР.

Друг Жилуновича Червяков, как полагают, убедил его перейти к большевикам. В январе 1918 г. левые белорусские партии решают создать Белнацком при правительстве РСФСР. Большевик Червяков становится его председателем, Жилунович приводит левое крыло БСГ, вступает в РКП(б) и избирается ответственным секретарем. Он восстанавливает «Дзянніцу», где призывает «центр» «определиться с судьбой Беларуси».

После провозглашения ССРБ, как сказано выше, возглавил правительство. Именно он был автором Манифеста. Червяков рассказывал, что, когда решался этот вопрос, говорили, что у белорусов никого нет на такой пост. Жилунович встал и заявил, что правительство создаст он. Ленин ему это и поручил, к раздражению «облискомзаповцев».

На этом посту пробыл всего месяц – до 3 февраля 1919 г. Основная часть портфелей досталась «облискомзаповцам», группе Мясникова – Кнорина. Доходило до анекдота: печать для правительственных документов контролировал Кнорин, который выдавал ее Жилуновичу под расписку. Бывали скандалы прямо на заседаниях.

Уже в феврале, узнав о планах создания ЛитБел, Жилунович в знак протеста подал в отставку и отбыл в Харьков, где стал редактором фронтовой газеты РККА «Красная заря». В июне 1919 г. назначен политработником штаба воевавшей с Деникиным 14-й армии, которой командовал Ворошилов, затем штаба Западного фронта. Публиковал призывы к партизанской войне не только с «белополяками», но и с БНР.

Когда в 1920 г. была восстановлена БССР, стал членом ее ЦИК и сосредоточился на просветительской, литературной и научной деятельности. Стал главредом «Савецкай Беларусі», одним из первых белорусских академиков (1928 г.). Создал немало – от госиздательства до госархива. Одновременно заместитель наркома просвещения В. Игнатовского. Помогал начинающим литераторам (иные отплатят неблагодарностью). Призвал писать историю революции и стал автором 70 научных работ, включая 5 монографий.

На конференции по реформе белорусского правописания в 1926 г. предложил перейти на латиницу. В 1924 г. на год исключен из партии – за «оторванность от масс и обывательскую психологию». В 1920-е гг. по поручению партии посещал Германию, Францию, Польшу, Чехию.

Выступал перед белорусскими эмигрантами, рассказывая об успехах БССР и призывая вернуться, убеждал лидеров БНР сложить полномочия (что они и сделали).

В 1928 г. снят с должности редактора «Савецкай Беларусі» за одобрение пьес с «национальным уклоном». В 1929 г. снимают с должности редактора «Полымя», проводят его «чистку». В 1930 г. его привлекают к делу «Союза освобождения Беларуси». Пока не арестовывают, но в 1931 г. исключают из партии. «Перевоспитывается» на заводе, ездит по селам с агитацией за колхозы. Это помогает: назначают в Институт истории АН, в 1934 г. среди первых принят в Союз писателей СССР.

Но в 1936 г. арестован. Ежов готовил масштабный процесс в Беларуси. Избежал ГУЛАГа и расстрела: признан сумасшедшим и весной 1937 г. отправлен в психбольницу в Могилев, где прожил всего 4 дня. Официально объявили о смерти от гангрены легких, но ряд историков считает, что его убили.

Александр Червяков

<img width=«300» alt=«червяков.jpg» class=«content-image big-image src=»/upload/medialibrary/81c/81cb00c6c1d4ea0e2c68ec3834745e5a.jpg" height=«224» title=«червяков.jpg»>

Источник: archives.gov.by

Председатель ЦИК БССР в 1920-1937 гг. и СНК в 1920-1924 гг. Его называли «всебелорусским старостой» по аналогии со «всесоюзным старостой» Калининым.

Заняв высший пост в 28 лет, сделал немало, чтобы Беларусь стала развитой экономически и культурно, с университетом и академией наук.

Родился в селе Дукорка под Пуховичами в семье крестьянина. Окончил и школу, и городское училище. В 1909 г. сдал экзамен на «народного учителя», преподавал в Литве, учится в Виленском учительском институте. Мобилизован, оканчивает военное училище, в начале 1917 г. в звании прапорщика направлен в пулеметную школу в Петроград. Прибывает 28 февраля, в разгар революции. В мае вступает в РКП(б), участвует в большевистском восстании в июле.

Подружился с Жилуновичем, которого сагитировал примкнуть к большевикам, а также – что важнее – со Сталиным. Вступает в Белорусское социалистическое общество и способствует созданию на его базе белорусской секции партии большевиков, БСДРП, став одним из ее лидеров. Активно работает и в Белорусском беженском комитете, где ведет агитацию. В декабре 1917 г. представляет большевиков-белорусов Петрограда на I Всебелорусском съезде в Минске. Как Жилунович и Кнорин, считал тогда, что левые партии должны быть в блоке.

В феврале 1918 г. назначен главой Белнацкома. Летом его направляют комиссаром дивизии на фронт, но поезд терпит крушение, раненого Червякова возвращают в Москву. Там, оставаясь членом ЦБ белорусских секций при ЦК РКП(б), он получает и пост заведующего культпросветотделом Всероссийского бюро военных комиссаров при ВЦИК.

В декабре прибывает в Беларусь и играет одну из ведущих ролей в провозглашении ССРБ 1 января 1919 г. Нарком просвещения в первом правительстве, сохраняет пост и в ЛитБел – до июля 1920 г. Формально, так как после взятия польскими войсками Минска эвакуируется в Смоленск и работает в штабе Западного фронта, отвечая за идеологию.

После возвращения в Минск начался его взлет. Вначале председатель Минского губревкома, затем Белорусского ревкома. Именно он 31 июля 1920 г. провозглашает восстановление ССРБ. А на следующий день назначен и.о. председателя ее ЦИК.

Осенью 1920 г. без приглашения едет в Ригу, где проходят переговоры с Польшей. Пишет в Минск: «Хуже всего, что раздел Беларуси уже предрешен и что мое доброе белорусское имя скомпрометировано навсегда».

Червяков вынужден уехать. В число сторон договора БССР включили, но подписаться за нее уполномочивалась РСФСР.

На II съезде Советов БССР 18 декабря 1920 г. избран председателем и ЦИК, и СНК, сосредоточив в своих руках исполнительную и законодательную власть в республике – еще юридически самостоятельной (СССР еще не создан). А в 1921-1923 гг. был и наркомом иностранных дел. А в руководстве КП(б)Б шла борьба между Кнориным и Генкиным.

При образовании СССР стал сопредседателем союзного ЦИК. Член ЦБ (затем ЦК) КП(б)Б. Популярен в народе, ведет себя просто, может помочь шоферу вытащить застрявшее в грязи авто. Никогда и ни на кого не повышал голос.

В 1927 г. публикует в «Звязде» статью «За Советскую Беларусь», о перспективах развития. Там были неожиданные для большевика слова: «Беларусь находится на переходном этапе от России к Западной Европе. В Европе капиталистическое хозяйство, которого нет в России, но есть в Беларуси».

Приглашает вернуться деятелей культуры и науки. Идет белорусизация, к 1928 г. 80% школ и учреждений перешло на белорусский. При этом в БССР 4 государственных языка: также русский, польский и идиш.

В 1929 г. Сталин выступил с речью о правом уклоне, после чего белорусский ЦК потребовал от Червякова «большевистской самокритики» его «правооппортунистических установок». Он публикует в «Звязде» покаянную статью, признав свою национальную политику ошибочной, а экономическую вредительской. Пишет в Москву с просьбой отозвать его из Беларуси. Но Сталин сохраняет его.

В 1930 г. развернуто дело «Союза освобождения Беларуси», накрывшее многих из тех, кого Червяков убедил вернуться. На XIII съезде КП(б)Б секретарь Минского окружкома Адам Славинский говорит, что Червяков лучше разбирается в «Нашей Ніве», чем в ленинизме.

С желанием Червякова реабилитироваться в глазах партии ряд исследователей связывает резкий всплеск коллективизации в Беларуси вскоре после этого. Но на XVI съезде КП(б)Б в июне на председателя ЦИК обрушились с критикой, а когда тот поднялся на трибуну, ему не дают говорить – гудят, прерывают более 100 раз свистом и выкриками. В итоге в перерыве Червяков идет в кабинет, где совершает самоубийство.

Павел Потапейко, кандидат исторических наук
Источник: http://eurasia.expert/k-100-letiyu-sozdaniya-bssr-ottsy-osnovateli-belorusskoy-gosudarstvennosti/
Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Солигорск: 60 лет одному из самых необычных городов Беларуси
10 августа исполняется 60 лет со дня основания одного из самых необычных городов Беларуси – Солигорска. Основанный по решению cоветской власти 1958 г
«Самая советская республика». Почему Минск до сих пор празднует День Октябрьской революции
7 ноября исполняется 101 год со Дня Октябрьской революции. Данное историческое событие стало толчком к созданию ряда новых государств на политической карте Евразии. Появились первые в истории государства с советским социалистическим строем, которые спустя несколько лет объединились в СССР. В 1991 г
Преступления Ромуальда Райса: почему Польша оправдывает геноцид белорусов
В январе-феврале 1946 г. в польско-белорусском пограничье были уничтожены пять деревень, где в основном жили православные белорусы. Эти действия, названные «пацификацией», или усмирением, были совершены 3-й Виленской бригадой Национального воинского соединения во главе с Ромуальдом Райсом, известным под псевдонимом «Бурый». В 2005 г
От восстания Костюшко до советника Александра I: Неизвестный Огинский
В сентябре исполнилось 253 года со дня рождения знаменитого польского композитора Михаила Клеофаса Огинского. Он вошел в историю не только как автор бессмертной классической композиции «Прощание с Родиной» − одного из самых известных полонезов в истории, но и как талантливый политический деятель и дипломат Речи Посполитой и Российской империи

Авторизация

Яндекс.Метрика