В плену у мифов или обман глобального масштаба — Информационная сеть Таджикистана

В плену у мифов или обман глобального масштаба 08.01

В плену у мифов или обман глобального масштаба

В плену у мифов или обман глобального масштаба

В плену у мифов или обман глобального масштаба

08.01.2019 15:38

maksudzoda

«Сегодня можно встретить мнение, что история экономических учениймалозначимыйпредмет, аизучение экономической истории или того, что происходило с мировой экономикой несколько столетий назад,пустым занятием.Зато любой специалист средней руки,сможет вам объяснить,что капитализм с его товарным изобилием лучше, чем социализм с его хроническим дефицитом, что свободная торговля способствует экономическому росту, а устранение административных барьеров и низкие налоги способствуют предпринимательской активности и притоку инвестиций в страну, так как он убежден, что эти экономические премудрости подкреплены неопровержимыми теориями и доказаны статистическими данными», — в рубрике «Особое мнение» в журнале «Иктисодчи» пишет экономист Шухрат Максудзода.

В мою бытность студентом экономического факультета,история экономических учений была обязательнымипредметом и казалась мне самыминудным из всех изучаемых мной предметов, конечно в меньшей степени, чем история КПСС.Только благодаря самоотверженности профессоров, которые привили в насуважение к этому предмету, мы смогли получить хоть какую-то возможность ориентироваться среди множества экономических учений, теорий и школ, а так жевоспринимать их критически. Необходимость более глубокого изучения предмета пришла позже, когда пришло понимание того, что существует колоссальная разница между «высокой теорией» и её практической реализацией.

Так в чем необходимость знания истории, и какая от нее практическая польза для меня? — можете вы спросить.Думаю, что не надо убеждать вас в том, что история влияет на настоящее — не только потому, что одно проистекает из другого, но и потому, что мы, часто обосновывая или отвергая те или иные политические или экономические рекомендации ссылаемся на успешные или неудачные исторические аналогии, так как нет ничего более эффективного для убеждения людей, чем наглядные примеры из реальной жизни. История была и останется для нас кладезю знаний и опыта, а также надёжным хранилищем прецедентных решений, принятых как отдельными людьми, компаниями, так и целыми государствами.

Помимо всего, история заставляет нас усомниться в некоторых предположениях, принимаемых как должное. Изучая реальный исторический опыт развития большинства развитых стран, у вас может появиться скептическое отношение ко многим аксиомам нашего времени, которые относятся к экономической политике. К примеру, когда углубляешься в изучение исторических фактов и реальных экономических предпосылок, то понимаешь, что Великобритания, а затем и США стали мировыми экономическими сверхдержавами отнюдь не потому, что они первыми приняли принципы свободного рынка и свободной торговли, а только благодаря ведущей роли своих правительств на начальном этапе развития капитализма.

«История полезна для осознания ограниченности экономической теории. Жизнь часто бывает гораздо более странной, чем вымысел, а в истории есть множество примеров успешного экономического опыта (на всех уровнях — стран, компаний, частных лиц), которые не могут быть исчерпывающе объяснены какой-либо одной экономической теорией.» — пишет в своей книге«Как устроена экономика» один из ведущих специалистов по развивающимся экономикам Ха-Джун Чанг, который убежден, что единого правильного подхода к объяснению функционирования экономики не существует.

Многие из вас, как и я, слышали и читали о политике свободной торговли Сингапура и ее успехах по созданию благоприятного инвестиционного климата, и конечно убеждены, что экономический успех этой небольшой страны доказывает, что свободная торговля и свободный рынок представляют собой лучшее решение для экономического развития, но увы это не так.

Когда я узнал, что вся земля в Сингапуре находится в собственности государства, 85 процентов жилья предоставляется агентствами недвижимости, которыми владеет правительство и государство является основным акционером крупнейших национальных компаний, а 22 процента национального продукта производится государственными предприятиями (средний показатель в мире составляет около 10 процентов), то моя убежденность что социализм был худшим общественным строем, очень сильно пострадало.

Таким же примечательным, с точки зрения соответствия современным экономическим теориям, может быть опыт индустриализации Японии и становления капитализма в этой стране в конце XIX-го века. Тогда разрыв, произошедший в сфере экономического развития между Японией и Западом, оказался слишком громадным, а давление, связанное с необходимостью экономической модернизации — слишком высоким для того, чтобы сложив руки ожидать её произвольного развития посредством механизмов рыночной экономики и свободной торговли. Поэтому, правительство этой страны сочло необходимым проявить инициативу по созданию капиталистической экономики посредством импорта передовой промышленной технологии и методов управления из заграницы, и совершенствования среды для модернизации, что во многомспособствовало превращению Японии в ведущее капиталистическое государство. Чем не национальная идея?

Такие примеры заставляют нас быть более скептически настроенными по отношению к экономическим теориям и более осторожными — к основанным на них политическим выводам, так как игнорирование и искажение исторических фактов чреваты серьёзными, подчас губительными последствиями для человека, общества и государства в целом. Именно этому нас и учит прошлый век,с его войнами за экономическое пространство и доступ к ресурсам, противостоянием идеологий и доктрин, революциями и радикальными политическими экспериментами ради построения лучшего мира.

Наверное, изучение и знание истории, не поможет нам полностью избежать ошибок в настоящем и в будущем, но в любом случае следует приложить максимум усилий, чтобы извлечь из него уроки, прежде чем выбрать политику, которая будет определять будущее страны и влиять на жизнь его граждан в последующем.

Сегодня вместе с тобой, уважаемый читатель журнала, мы постараемся через небольшой ракурс в историю, разобраться с некоторыми парадигмами современной экономической политики и понять, как они влияют на развитие нашей страны, и нашу с тобой повседневную жизнь.

На фоне быстро меняющихся событий и обострения ситуации в мировой политике, мы чуть было не пропустили двухвековой юбилей выхода в свет фундаментального произведения классика политической экономии Давида Рикардо (1772-1823) «Принципы политической экономии и налогообложения», изданная в 1817 году. Эта книга вобрала в себя теоретическую основу политики, которая последние 200 лет остается осью всемирного экономического порядка и идейным оружием сторонников рыночной экономики и глобализации, которая охватила сегодня весь мир и сферы жизни человека конвергенцией структур, культур и институтов.

Если коротко, то в этой книге Д. Рикардо заложил основу модельного метода в исследовании экономической теории, где система политической экономии представлена как единство, подчиненное закону стоимости. Продолжая традиции классической школы политэкономии Адама Смита (1723-1790), Д.Рикардо стремился выявить закономерности, исключая случайные явления, то есть придерживался абстрактного метода и видел главную задачу политической экономии в определении законов, управляющих распределением продукта между общественными классами. Впервые, через признание объективных экономических законов, не зависящих от воли человека, с применениемк ним количественного подхода, была сделана попытка найти количественное соотношение между такими категориями, как стоимость, заработная плата, прибыль, рента и т.д. Исходя из тех же допущений, что и теория абсолютных преимуществ Адама Смита, Д.Рикардо разработал еще более абстрактную теорию сравнительных преимуществ, на основе которой попытался объяснить принципы международного обмена, т.е. мировую торговлю товарами и услугами.

По мнению критиков, заложенная в теории предпосылка о том, что с точки зрения общественного благосостояния все виды человеческой деятельности равноценны, может быть оправданной, если речь идет о торговле между странами примерно равного уровня развития. Но она перестаёт быть оправданной в случае обмена между развитыми и неразвитыми странами. Если говорить проще, аргументация теории сравнительных преимуществ, не делает разницы между трудочасами например работника одного из заводовевропейского консорциума, «Airbus S.A.S» во Франции и крестьянина из глухой китайской провинции, который выращивает рис.

Не смотря на это, значение данной теории трудно переоценить. Оставаясь на протяжении многих десятилетий преобладающей теорией, объясняющей международную торговлю, она и по сей день оказывает сильное воздействие на человеческие умы, экономическую науку и политику в сфере международной торговли. Пережив критику и незначительные трансформации в рамках других экономических теорий и доктрин,теория Д. Рикардо дошла до наших дней и стала важнойосновой неолиберализма, которая успела сформироваться как идеология нового международного экономического порядка в конце XX-го века. Эта идеология, завуалированная под рекомендации Вашингтонского консенсуса, активно насаждалась ведущими международными финансовыми институтами в большинстве бедных стран.В этом ряду можно назвать так же и Всемирную Торговую Организацию, котораяпропагандирует идеи свободной торговли, борясь за устранение протекционистских барьеров.

В своей книге «Краткая история неолиберализма» один из её критиков Дэвид Харвипишет: «Создание Всемирной торговой организации стало кульминацией институциональной реформы на мировой арене. ВТО отвечает за внедрение неолиберальных стандартов и правил взаимодействия в глобальной экономике. Однако, главная цель ВТО состояла в открытии как можно большего числа стран для беспрепятственного движения капитала (хотя всегда с обязательной оговоркой о защите ключевых «национальных интересов»), поскольку благодаря этому финансовая власть Соединенных Штатов, а также Европы и Японии, получала основную дань от остального мира».

Рамки и тема настоящей статьи не позволяют нам подробно рассмотретьэкономическую доктрину неолиберализма, но если быть краткими, то её основная суть в том,что если правительства не будут вмешиваться в действие естественных сил рынка, в стране воцарятся экономическая гармония и прогресс, а свободная международная торговля сократит разницу в доходах жителей бедных и богатых стран.

Надо отметить, что заявляя о том, что сравнительное преимущество решит все проблемы бедных, Вашингтонский консенсус просто запретил использовать бедным странам тот инструментарий, которым почти пятьсот лет пользовалась Западная Европа, а позже и США для достижения экономического господства, и социального благополучия. Для того чтобы убедить вас в этом нам придется вернуться к эпохе зарождения капитализма.

Вообще считается, что капитализм берет начало в Западной Европе, в частности, в Великобритании и странах Бенилюкса (к которым сегодня относятся Бельгия, Нидерланды и Люксембург), в XVI-XVII веках.

До появления капитализма экономическая жизнь западноевропейских обществ в основном была организована вокруг сельского хозяйства и менялись очень медленно. В период между 1500-м и 1820 годом темп роста доходов на душу населения в Западной Европе все еще составлял 0,14% и мало отличался от средневекового показателя (0,12%). Ускорение роста этого показателя стало наблюдаться в Великобритании и Нидерландах в конце XVIII века, особенно в секторах производства хлопчатобумажных тканей и черных металлов. И хотя по современным меркам такие показатели очень невелики, они вдвое превышали средний западноевропейский показатель и помогли сдвинуть с мертвой точки значительные процессы социально-экономического и гуманитарного характера. Произошел культурный сдвиг в сторону более «рациональных» подходов к пониманию мира, религии и человека, поспособствовавший развитию современной науки. Развитие науки не сразу повлияло на экономику в целом, но позволило систематизировать знания и сделать технологические инновации менее зависимыми от людей, так что их стало возможно легко передавать. Все это способствовало распространению новых технологий и в итоге — экономическому росту. Промышленнаяреволюция в Англии, а позже в других европейских странах и США,ознаменовала процесс трансформацииаграрного общества виндустриальное. Постепенно появились новые экономические институты, приспособленные к новым реалиям капиталистического производства, в том числе банки, корпорации, компании с ограниченной ответственностью и фондовые рынки.

Тут важно отметить, что в классической экономической теории, производству, знаниям и изобретениям дана не значительная роль, так как она не смогли до конца распознать и оценить основные факторы промышленной революции XVIII в. вВеликобритании, которая во многом стала возможной благодарянакоплению знаний, развитиюнауки и появлению того, что мы сегодня называем инновациями иновыми технологиями. Более того,классическая теория, так и не смогла до конца раскрыть причину экономического успеха стран Европы и США.

А они существуют и были давно изучены целой плеядой экономистов континентальной Европы эпохи Просвещения, перечисление имени трудов которых могут занять несколько страниц. Теоретическим взглядам этих ученных посвящена книга норвежского экономиста Эрика С. Райнерта «Как богатые страны стали богатыми и почему бедные страны остаются бедными».Критикуя теорию сравнительного преимущества Д. Рикардо и основанную на нёмнеолиберальную доктрину, он утверждает, что основная стратегия, сделавшая Европу такой равномерно богатой, заключалась в том, что экономистыэпохи Просвещения называли эмуляцией (англ. emulation) или как определяет Оксфордский словарь английского языка «желание или стремление сравняться или превзойти», а современный американский экономист МозесАбрамовиц (1912-2000), выдвинувший идею о догоняющем развитии и опережении — динамической конкуренцией.

По мнению Эрика С. Райнерта, конкуренция между национальными государствами, которые финансировалиевропейские изобретения, а так же мудрая тарифнаяполитика, смогли заменить природные и географические преимущества, с которых началось процветание первых богатых городов-государств. Налоги на экспорт сырья и на импорт готовой продукции напрямую способствовали увеличению доходовбедных стран, апобочным продуктом стало увеличение богатства через увеличение национальных производственных мощностей, примером к чему являетсяполитика Англии времен правления Эдуарда III (1312-1377).

Великобритания как пионер протекционизма

Начиная с Генриха VII (1485-1509) монархи династии Тюдор посредством государственного вмешательства способствовали развитию в стране шерстяной текстильной промышленности, в те времена считавшейся высокотехнологичной; здесь доминировали Нижние земли (С XVI века название начинает относиться к таким регионам как Фландрия, Голландия, Брабант и других земель исторических Нидерландов.), особенно Фландрия. Таможенные пошлины (налоги на импорт) защищали британских производителей от превосходящих их конкурентов из Нижних земель. Английское правительство даже расходовало средства на перекупку квалифицированных ремесленников, в основном из Фландрии, чтобы получить доступ к передовым технологиям. Британцы и американцы с фамилиями типа Фландерс и Флеминг — потомки тех ремесленников. Кстати, без этой политики не было бы агента 007 (персонажа, созданного писателем Яном Флемингом) и пенициллина (его создатель — Александр Флеминг). Эта политика продолжалась и после Тюдоров, и к XVIII веку на шерстяные текстильные изделия приходилось около половины доходов от экспорта Великобритании. Без них страна была бы не в состоянии импортировать продукты питания и сырье, нужные ей для промышленной революции.

Вмешательство со стороны правительства Великобритании была усилено в 1721 году, когда Роберт Уолпол, первый премьер-министр этой страны, начал амбициозную и широкомасштабную программу развития производства. Она обеспечивала таможенную защиту и субсидии (особенно для поощрения экспорта) для «стратегически важных» отраслей промышленности. Отчасти благодаря программе Уолпола во второй половине XVII века Великобритания начала продвигаться вперед. К 1770 году она настолько явно опережала другие страны, что Адам Смит не видел необходимости в протекционизме и других формах государственного вмешательства для помощи британским производителям. Тем не менее, прошло почти столетие со времени выхода книги Смита, прежде чем Великобритания полностью перешла на свободную торговлю (это случилось в 1860 году), когда ее промышленное превосходство стало бесспорным. В то время на нее приходилось 20 процентов общемирового объема обрабатывающей промышленности (по состоянию на 1860 год) и 46 процентов торговли промышленными товарами (по состоянию на 1870 год), несмотря на то что население страны составляло всего 2,5 процента населения всего земного шара; для сравнения, сегодня соответствующие показатели для Китая составляют 15 и14 процентов, хотя в этой стране проживает 19 процентов населения Земли.

Распространение богатства в Европе, а затем и в других развитых частях света, стало результатом сознательной политики соревнования, котораясоздала динамичную систему несовершенной конкуренции и возрастающей отдачи. Новые знания и инновации распространились в экономике в виде растущих прибылей и зарплат, а также обширной базы для налогообложения. Основой такой экономической политики было убеждение, что развитие обрабатывающей промышленности решает все основные экономические проблемы.

Позже такой же подход к развитию был принят и успешно реализованЯпонией в эпоху Мэйдзи (период в истории Японии с1868 по1912 год), а начиная с 60-х годов прошлого веки «тиграми» первой волны — Южной Кореей, Сингапуром, Тайванем и Гонконгом, которым здравый смысл подсказал, что наилучшим решением для их развития будет создание экспортоориентированной экономики. Однако, помимоэтого, всех «тигров» объединяла еще одна важная черта, которая была далека от либерального идеала: государство активно вмешивалось в экономику.

Говоря о несостоятельности теории сравнительного преимущества и необходимости индустриализации для бедных стран, полезно вспомнить о теориях убывающей и возрастающей отдачи, которые характерны для различных отраслей экономики. Этому вопросу уделили внимание целый ряд ведущих экономистов Запада, в числе которыхАнтонио Серра, Фрэнк Грэм, Пол Кругман и Пол Ромер. По их мнению, возрастающая отдача и специализация определяют неравномерность экономического роста, в котором кроется главная опасность глобализации, когда богатые страны прибирают все квалифицированные виды работ и производства с возрастающей отдачей (обычно еще с высокой долей добавленной стоимости), а бедные страны специализируются на видах экономической деятельности с убывающей отдачей (сельское хозяйство и добыча сырья), которые тяжело механизировать или рационализировать, а также имеют высокую степень вредного воздействия на экологию.Именно возрастающая отдача стала основным аргументом в пользу индустриализации континентальной Европы и основой колониальной политики западных стран в течение нескольких веков.

Например, в 1700 году Великобритания запретила ввоз индийского ситца, чтобы содействовать развитию собственного производства, в результате чего индийскаяхлопчатобумажная промышленность была полностью уничтожена в середине XIX века потоком привозных тканей, в то время уже производившихся в Британии промышленным способом.

Не удалось избежать этой участи и Центральной Азии, которая была колонизирована Российской Империей в середине XIX века, и превратилась в сырьевой придаток для её быстрорастущей промышленности.Позже колониальные принципы специализации были унаследованы и советской плановой экономикой, последствия которой, стали серьезной проблемойдля новых национальных экономик, после развала СССР.

К глубокому сожалению, и сегодня существует неравенство в международной торговле, которая в современной мировой политике характеризуется как неоколониализм. Поэтому главным аргументом в спорах и дискуссиях по вхождению Таджикистана, в какие либо таможенные или иные экономические союзы, должно быть то, что неокрепшая промышленность страны может быть задушена, если тарифы перестанутзащищать ее от более сильных и зрелых конкурентов, и не превратят нас вновь в сырьевой придаток крупных держав. В ином случае, как равноправные члены,мы должны иметь справедливую долю в общем пироге.В этом контексте, подобные союзы должны иметь всестороннююпрограмму интеграции, обеспечивающую сбалансированное развитие промышленности, рынков капитала и труда, а также системы социальной защитывсех её членов.

Если взять постсоветские государства, то результаты рыночных преобразований неолиберального толка имели спорные, а зачастую и катастрофические последствия. Навязанные извне реформы шоковой терапии, которые были направлены на оздоровление экономики и вывод её из кризиса, наоборот разрушили былую мощь советской экономики, с её межотраслевой кооперацией и региональной специализацией, научно-исследовательской итехнологической базой.

В эпоху становления рыночных отношений — вначале 90-х годов прошлого века, в Таджикистане, как и во многих странах бывшего союза на волне неолиберализма были проведены рыночные преобразования и массовая приватизация.Уже в 2000-х,по рекомендации и под чутким присмотром международных финансовых институтов были реализованыобширные реформы по устранению административных барьеров и улучшению делового климата, которые позволили стране значительно улучшить свой инвестиционный рейтинг. Важным достижением в направлении либерализации экономики и её внешнеторговых связей стало вступление во Всемирную Торговую Организацию.

Но вместе с тем, на начальном этапе преобразований страна столкнулась с деиндустриализацией и деградацией части отраслей экономики, тысячи квалифицированных специалистов потеряли работу и были вынуждены искать её за рубежом.До сих пор экономика страны, серьезно зависит от денежных переводов трудовых мигрантов, объем которых равен почти третиВВПстраны.

Сегодня, когда национальная экономикавступила в период стабильного развития, нас должен волновать вопрос: Насколько эффективна модель экономического роста, сформировавшаяся под влиянием политики международных финансовых институтов и способна ли она обеспечить процветание страны в долгосрочной перспективе?

Мировой экономический кризис 2008-2009 гг. и процесс выхода из него показали, что модель экономического роста страны остро нуждается в определенной корректировке, требуются новые механизмы стимулирования экономики, новые подходы к выявлению основных факторов и принципов его развития. Отрадно, что дискуссии по данной тематике сегодня сводятся к пониманию того, что стране необходима новая экономическая парадигма, основанная на новой индустриализации, которая позволит осуществитьпереход от аграрной, к промышленно-аграрной экономике. На мой взгляд, новая экономическая парадигма должна воздействовать на те точки роста, которые поднимут страну на иной уровень развития, обеспечатконкурентоспособность и устойчивость её экономики, а так же максимальную занятость и рост благосостояния народа. Такимточкамироста должны быть не только наши природные ресурсы, но и наука, образование, новые технологии и инновации. Нужно понимать, что качественные и долгосрочные инвестиции с большей охотой идут в те страны, где не только благоприятная инвестиционная среда и налоговый режим, но и более образованное население, существует пусть слабая, но технологическая и научная база.В своих выступлениях ипосланиях Парламенту страны Основатель мира и национального единства — Лидера нации, Президент Республики Таджикистан ЭмомалиРахмон не раз уделял внимание этому вопросу. В частности, в Послании Президента Республики Таджикистан Маджлиси Оли Республики Таджикистан от 22 декабря 2016 года говорится, что именно развитие реальных секторов, создание благоприятного инвестиционного климата, привлечение прямых инвестиций и импорт новых инновационных технологий позволят обеспечить процесс индустриализации страны, постоянно увеличивать объем производства промышленной продукции и количество новых рабочих мест.

Решение этих задач требуют пересмотра отраслевой структуры реального сектора экономики, создание промышленных кластеров и технопарков, придания нового импульса развитию действующих свободных экономических зон, реновации и перевооружения промышленного производства, а так же реконструкции инфраструктуры промышленных зон,в целом по стране. Кроме того, применение стратегии эмуляции по опыту промышленно развитых государств, которая нуждается в масштабном импорте современного оборудования итехнологий, потребует мобилизацию значительных финансовых ресурсов, как частного сектора, так и государства.

В рамках поставленных задач, правительство страны уже реализует широкий спектр мероприятий, для налаживания производства импортозамещающей и экспортоориентированных продукций, принята и реализуется специальная программа, в рамках которой уже удалось полностью обеспечить потребность страны в цементе и наладить его экспорт в соседние государства.

Недавно Маджлиси намояндагон принял Закон Республики Таджикистан «О государственной промышленной политике», который устанавливает цели, задачи и основные принципы государственной политики, особенности и механизмы осуществления государственной поддержки субъектов промышленной деятельности и направлен на формирование и укрепление промышленного потенциала страны.В рамках данного Закона предусмотрено создание Национального совета по развитию промышленности и Фонда развития промышленности Республики Таджикистан, основной задачей которого будет финансовая поддержка субъектов промышленной деятельности для реализации проектов.

Представляется, что этот очень важный шаг в направлении обеспечения экономических интересов страны, защиты и упрочения его промышленного потенциала, неминуемо принесет ожидаемые дивиденды.

В этом плане, целесообразно рассмотреть возможность предоставления в стране максимально льготного налогового режима, для деятельности образовательных учреждений с инженерным и технико-технологическим уклоном, научно-исследовательских центров и опытно-конструкторских бюро, занимающихся разработкой и внедрением новых промышленных продуктов и технологий. Кроме того, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы должны стать приоритетными направлениями субсидирования государственного бюджета, а привлечение в страну зарубежных высококвалифицированных научных кадров и преподавателей обычной практикой, на ряду, с подготовкой национальных кадров.

Резюмируя статью, хочу сказать, что страна, где наблюдается активный технологический прогресс, где есть возрастающая отдача и национальные синергетические эффекты, всегда будет богаче и конкурентоспособней, по сравнению с той, которая экспортирует сырьё.Все страны, которые сегодня богаты, обязательно проходили через период индустриализации и защиты национальной обрабатывающей промышленности, применяя жёсткую тарифную политику.

Конечно, эффективность любой экономической политики зависит от ситуационных моментов и структурных особенностей, что требует более глубокого понимания теории и умения сопоставлять её с реальной жизнью.

Игнорирование данного факта и слепое следование навязанным теориям, могут привести к тому, что свободная торговлязадушит нашу неокрепшую промышленность и экономику в целом, создавая дополнительные барьеры для окончательного преодоления бедности.

Источник: журнал «Иктисодчи» (08), Май 2017г.

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Прогнозы и риски в Центральной Азии в 2019 году
Прогнозы и риски в Центральной Азии в 2019 году 03.02.2019 17:27 Какие главные события ожидаются в странах Центральной Азии в 2019 году? Какие риски могут обостриться? Каковы прогнозы по региональному сотрудничеству, учитывая политику в регионе ...
Эксперты: успешный мятеж в Таджикистане мог стать угрозой для России
Эксперты рассмотрели причины многолетнего кризиса, осветили роль внутренних и внешних факторов, включая экспансию на Ближнем и Среднем Востоке исламских экстремистских группировок.
Через 15 лет в Таджикистане не останется бедных
Власти Таджикистана планируют повысить объем валового внутреннего продукта на душу населения, полностью искоренить крайнюю бедность, а также увеличить долю среднего класса населения до 50%.
Эмомали Рахмон с визитом отправился в Индонезию
Президент Таджикистана 31-го июля с официальным визитом отправился в Индонезию для участия в 12-м Международном форуме исламской экономики.

Авторизация

Яндекс.Метрика