Таджикистану уже сегодня нужен «Госплан XXI века» — Информационная сеть Таджикистана

Таджикистану уже сегодня нужен «Госплан XXI века» 08.01.2019 11:15 24 мая в Пекине состоялась презентация «Национальной Стратегии развития Таджикистана на период до 2030 года»

Таджикистану уже сегодня нужен «Госплан XXI века»

Таджикистану уже сегодня нужен «Госплан XXI века»

Таджикистану уже сегодня нужен «Госплан XXI века»

08.01.2019 11:15

Pamir highway near karakul

24 мая в Пекине состоялась презентация «Национальной Стратегии развития Таджикистана на период до 2030 года». Несколькими днями ранее такая же презентация состоялась и в Брюсселе. Насколько реальны поставленные в Стратегии цели и задачи, и за счёт чего они будут достигаться?

В ходе презентации Стратегии в Пекине состоялась также выставка книг и фотографий, посвященная работе китайских компаний в Таджикистане. Но не меньший интерес участников презентации вызвало выступление представителей китайской компании TBEA, реализующей в Таджикистане крупные проекты.

Китайцы уже построили в Душанбе крупную ТЭЦ-2 и ведут подготовительные работы к добыче золота на двух таджикских месторождениях «Восточная Дуоба» и «Верхний Кумарг». Считать деньги китайцы умеют и хорошо знают, что в благодарность за право инвестировать в Таджикистан они в состоянии, к примеру, построить и подарить Таджикистану пять современных школ — и три из них построят и оборудуют уже к сентябрю.

Но, если китайские компании уже вложили в Таджикистан серьёзные деньги, то потенциальные европейские партнёры Таджикистана пока лишь присматриваются к возможностям крупных инвестиций.

Планы поражают воображение

Главные направления Национальной Стратегии развития Таджикистана на период до 2030 года соответствуют всем основным задачам Концепции внешней политики Республики Таджикистан, утверждённой Президентом республики Эмомали Рахмоном 27 января 2015 года — обеспечение энергетической независимости, достижение продовольственной безопасности и выхода страны из коммуникационного тупика.

В Стратегии поставлена задача — войти в число среднеразвитых стран мира. Основной акцент, говорится в документе, «будет сделан на повышение качества жизни, как в городах, так и в сельской местности. Регионы Таджикистана в 2030 году будут территориями с привлекательными условиями для жизни людей, независимо от их возраста, пола, национальной принадлежности, инвалидности и благоприятной экологической обстановкой, с эффективной экономикой и развитой инфраструктурой, а также с неуклонно растущим качеством человеческого капитала и уровня жизни».

Сегодня, когда Таджикистан называют одной из беднейших стран мира, оптимистичный текст Стратегии воспринимается с большим трудом. И вот почему.

Для достижения целей Стратегии, за 14 предстоящих лет Таджикистан планирует освоить финансовые ресурсы в суммарном объёме 118,1 миллиарда долларов США, в том числе средства госбюджета в размере 56,1 миллиарда долларов, инвестиции частных компаний 54,7 миллиардов и вклад Партнёров — 7,3 миллиарда долларов.

Ожидаемый объём вложений финансовых ресурсов настолько велик, что поражает самые смелые воображения. Достаточно сказать, что их среднегодовой объём примерно в 3,7 раза превосходит годовой бюджет Таджикистана 2016 года. За такие деньги можно построить более 100 гидроэлектростанций, таких как «Сангтуда — 1» или возвести примерно 11 крупных ГЭС, равных по мощности строящейся с советских времён Рогунской гидроэлектростанции.

Для освоения таких объёмов финансовых ресурсов интенсивное и комплексное развитие должны получить не только ключевые отрасли, но и промышленность, аграрный сектор, система образования и науки, здравоохранение и другие отрасли. Однако, насколько можно судить по тексту Стратегии, перспективы для развития этих сфер не совсем понятны. В частности, неясно, что будет с промышленностью и с предпринимательством, которые подвергаются значительным налоговым нагрузкам.

Высоко поднята в Стратегии планка показателя занятости — общая численность занятых должна возрасти к 2030 году до 70% трудоспособного населения, что при ожидаемом росте численности населения с сегодняшних 8 миллионов до 11,5 миллионов в 2030 году будет являться сложнейшей задачей. Однако не совсем понятно — как быть десяткам тысяч простых граждан, которым государство не сможет создать рабочие места. Опять трудовая миграция?

Стратегия презентована. Что дальше?

Тем не менее, Стратегия развития разработана и презентована. Какими будут следующие шаги правительства Таджикистана, чтобы Стратегия не превратилась в список благих пожеланий?

Насколько можно ожидать, в обозримом и более отдалённом будущем работа по выполнению задач Стратегии будет проходить в двух направлениях — в разработке привлекательных проектов и в поиске инвесторов, что уже делается с непосредственным участием Президента Таджикистана Эмомали Рахмона.

Но, даже если основная часть бюджетных финансовых ресурсов и ресурсы внутренних и внешних частных инвесторов будут найдены, хватит ли у Таджикистана конкретных проектов на многие десятки миллиардов долларов? Хватит ли республике обученных и опытных специалистов для их реализации?

На официальных сайтах государственных структур Таджикистана вниманию инвесторов сегодня предлагается, в основном, лишь общая информация, однако инвесторов интересует конкретика, а конкретных проектов там крайне мало.

Что может предложить Таджикистан?

Любого инвестора интересуют успешные и выгодные проекты, войдя в которые они могут получить желаемую прибыль. Как уже показал опыт экономического сотрудничества Таджикистана с Россией, Ираном и Китаем, больше всего крупных инвесторов интересуют проекты в области гидроэнергетики и в разработке недр.

Учитывая, что Таджикистан, не нашедший зарубежных инвесторов для продолжения строительства Рогунской ГЭС, ведёт строительство за счёт собственных финансовых ресурсов, крупных инвесторов могут заинтересовать, к примеру, проекты средних по мощности ГЭС на реках Кафирниган, Сурхоб, Обихингоб.

Только на одном Кафирнигане и его притоках можно построить 5 электростанций — Вистанскую, Сарвозскую, Яврозскую, Багжиддинскую и Нижне-Кафирниганскую. Но предварительные расчёты по этим ГЭС были выполнены ещё в советский период, а технико-экономических обоснований этих проектов ещё нет — значит их нужно готовить.

Полезные ископаемые Таджикистана — ключевое направление инвестиций, в котором бесспорное лидерство захватил Китай. Значит, нужно готовить технико-экономические обоснования на разработку десятков месторождений.

Сельское хозяйство в благодатном климате, похожем на климат засушливого Израиля, где специалисты с успехом получают несколько урожаев в год и имеют серьёзные прибыли — ещё одно перспективное направление для инвестиций.

По единодушному убеждению экспертов сфера туризма, санатории и курорты Таджикистана представляют собой поистине «золотое дно», однако развитие этих отраслей сдерживается сверхвысокими ценами на авиаперелёты в Таджикистан.

Госплан XXI века. Почему бы нет?

Известно, что в 70-е и 80-е годы XX века Таджикистан приобрел бесценный опыт комплексного развития не только отраслей экономики, но и целых территорий. В структуре органов государственного управления Таджикской ССР успешно работал Госплан, заслугой которого стали разработка и реализация крупнейшего за всю историю страны проекта Южно-таджикского Территориально-производственного Комплекса.

Сегодня такой структуры, способной комплексно руководить развитием республики, в правительстве Таджикистане нет. Экономикой командуют отраслевые министерства, и делают они это, как умеют — в меру способностей своих специалистов. Академические же институты, входящие в систему Академии наук Таджикистана, занимаются, за очень редким исключением, теоретическими разработками, и с задачей обеспечения Национальной стратегии развития проектами развития явно не справятся.

Поэтому идея создания в Таджикистане института перспективных инвестиционных проектов, своеобразного Госплана XXI века, в подразделениях которого работали бы как таджикские, так и иностранные специалисты — такая идея могла бы быть рассмотрена на самом высоком уровне.

Справится ли с этой сложнейшей задачей таджикская власть? Если да, то к 2030 году лавры победителей заслуженно будут принадлежать людям, которые сегодня управляют независимым Таджикистаном. Если не справится — о Национальной стратегии развития Таджикистана до 2030 года будут говорить, как о Программе построения коммунизма, принятой в 1961 году на XXII съезде коммунистической партии Советского Союза, которая известно чем закончилась.

Андрей ЗАХВАТОВ

Источник: журнал «Иктисодчи» (08), Май 2017г.

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Таджикистан в ЕАЭС к 2025 году: силовики - за, правительство в раздумьях
Через 8 лет Таджикистан, несмотря на все сомнения, все-таки может стать членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС), полагают эксперты. Власти стран СНГ традиционно готовят долгосрочные экономические стратегии, прогнозируя, как будет развиваться ...
Американское оружие для Таджикистана: против кого
Оружейный бизнес Вашингтона в Таджикистане и в целом укрепление позиций США в Центральной Азии не отвечает интересам Душанбе и Москвы, уверен военный обозреватель Александр Хроленко.
Устаревший контроль. Кто защитит таджикско-афганскую границу
Ранее, на недавнем заседании Совета коллективной безопасности ОДКБ в Астане члены организации выразили озабоченность ростом наркопроизводства в Афганистане и попытками террористических группировок закрепиться в северных провинциях страны
Из Ленинабада в Ленинград: как капитализм превратил в жизнь миграционную политику советских властей
Какая взаимосвязь существует между советским планированием «избыточной трудовой силы» в советских республиках Средней Азии и сегодняшним состоянием трудовой миграции из Центральной Азии в Россию

Авторизация

Яндекс.Метрика