Различный подход Ирана и Турции к региональным проблемам в преддверии 2019 года — Информационная сеть Таджикистана

Различный подход Ирана и Турции к региональным проблемам в преддверии 2019 года 20.12

Различный подход Ирана и Турции к региональным проблемам в преддверии 2019 года

Различный подход Ирана и Турции к региональным проблемам в преддверии 2019 года

Различный подход Ирана и Турции к региональным проблемам в преддверии 2019 года

20.12.2018 09:57

turciya iran

Настало время сопоставить, с чем идут к 2019 году Иран и Турция, имея в виду, что у этих двух региональных держав сегодня есть нечто, что объединяет и разъединяет их одновременно. Разумеется, этот фактор, объединяющий и разъединяющий — пресловутая зона деэскалации в сирийской провинции Идлиб. Турки медлят, делают всё, чтобы затянуть разрешение «узла» с Идлибом. Иранцы торопят и продолжают требовать своего вступления в провинцию, дабы оговоренные в трёхстороннем формате (Россия — Иран — Турция) шесть иранских пунктов контроля обязательно были созданы.

Ирану, безусловно, сложней, он занят не только решением непростых внутренних задач, связанных с возвращением на рельсы стратегии «Экономика Сопротивления» из-за нового этапа санкций США. У иранской стороны также задача — усиливать противостояние так называемым «прокси-армиям» США и Израиля в лице террористов разных мастей, пытающихся «действовать на нервы» Тегерану и с востока (Пакистан), и с запада (саудиты, ОАЭ, Турция, некоторая часть иракских курдов, бандформирования иранских «оппозиционеров» и т.д.). Сейчас к ним прибавляются заботы о возможной враждебности северных соседей — это как в лице Азербайджана, а также пронатовской Грузии, так и в лице «непонятной» (для Ирана) Армении. Наконец, дипломатические и иные «бои» и дискуссии как в рамках ООН, так и на иных международных площадках, относительного законного права Ирана развивать и усиливать свои отечественные системы конвенциональных вооружений, в том числе и оружия, связанного с национальной ракетной программой Ирана. Естественно, что при этом Иран не торопится обострять отношений с Турцией, коль скоро турки, в свою очередь, не показывают, что они намерены торпедировать устремления Тегерана в вопросе провинции Идлиб.

Ещё 10 декабря командующий Аэрокосмических сил Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР) бригадный генерал Амир Али Хаджизода заявил, что Иран имеет возможность создавать баллистические ракеты с более широким радиусом действия, сообщало иранское агентство Mehr News. Отметив, что ракеты Ирана в настоящее время охватывают диапазон в пределах 2000 км (1240 миль), генерал Хаджизода сказал: «У нас есть возможность создавать ракеты с более широким радиусом действия … У нас нет ограничений ни с технической точки зрения, ни по конвенциям в отношении ракетной дальности». Он добавил, что многие вражеские базы находятся в пределах 300−400 км, а некоторые на расстоянии 700−800 км от Исламской Республики, заявив, что дальность полёта ракет определяется исходя из оборонительных потребностей страны. Ссылаясь на достижения КСИР, генерал Хаджизода подчеркнул, что в авиационном и космическом секторах используется самое современное оборудование. Он заявил, что, несмотря на долгосрочные санкции против Ирана за последние 40 лет, сегодня страна является самодостаточной в сфере производства ракет, начиная от идей и вплоть до создания продукта, и занимает хорошее место в мире в области обеспечения обороны. Плюс ко всему, как сообщало Fars News, бригадный генерал без тени смущений подтвердил, что — да, Иран действительно проводил и проводит новые испытания баллистических ракет, в том числе новых. «Мы проводим ракетные испытания. Последний наш тестовый запуск имел важное значение», — сказал Хаджизода, отметив, что ежегодно Иран осуществляет около 40−50 тестовых запусков своих ракет. Он подчеркнул, что реакция США на испытания иранских ракет показывает, что для них эта тема является очень важной.

В этой связи уместно напомнить, что 1 декабря госсекретарь США Майкл Помпео объявил, что Тегеран провёл испытание баллистической ракеты средней дальности вопреки резолюции 2231 Совбеза ООН. Это прозвучало в ответ на заявление Амира Али Хаджизода: «Мы способны производить ракеты большей дальности. Перед нами нет никаких ограничений ни технического характера, ни применительно к обязательствам (Ирана) по международным конвенциям». Он также отметил, что многие «вражеские базы» в ближневосточном регионе находятся не дальше 800 км от границ Исламской Республики. До этого 21 ноября командующий Аэрокосмическими силами КСИР Ирана обратил внимание на то, что базы и авианесующие крейсеры США на всём пространстве Ближнего Востока находятся в радиусе поражения иранских баллистических и крылатых ракет, точность которых в последнее время была повышена. «Они (базы и корабельные группировки США в регионе — прим.) находятся в поле досягаемости, мы можем ударить по ним, если они предпримут враждебные шаги», — предупредил тогда американскую сторону иранский военачальник.

11 декабря уже сам командующий КСИР генерал-майор Мохаммад Али Джафари заявил, что на самом деле ситуация вокруг Ирана иная, чем то, как её изображают враги иранского государства — «враги разочарованы результатами оказания давления и введения санкций, а также угроз в отношении Ирана», сообщало Mehr News. «Большие достижения Исламской революции не только подчёркиваются нашими официальными лицами, но их признают и враги, и они разочарованы тем, как они оказывают давление и санкции и угрожают Ирану, но это не действует», — заявил генерал-майор Мохаммад Али Джафари на местной церемонии в Бирджанде, в провинции Южный Хорасан. Далее он заявил, что устремления президента США Трампа в отношении Ирана недостижимы, так как «момент поклона Ирана перед США не может быть найден в истории». Противник даже не смеет говорить о свержении Исламской революции, и их мечта никогда не сбудется, сказал командующий КСИР. Генерал-майор Джафари добавил к этому, что сопротивление партии «Хезболла» и народа Газы, Ливана, Сирии, Ирака и Йемена преступлениям и «глобальному высокомерию» связано с сопротивлением иранской нации и скреплено кровью её мучеников. Видимо, на базе именно заявлений генералов Хаджизода и Джафари, 14 декабря министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф призвал США и их союзников прекратить свои «лицемерные нелепости» в отношении ракетной программы Ирана. Mehr News сообщило, что Джавад Зариф оставил соответствующую информацию на своём аккаунте в Твиттере, предложив Западу и Израилю также прекратить их «лицемерный абсурд в региональном поведении». Его «твитт» сопровождался прикреплёнными изображениями диаграмм с данными о военных расходах стран Персидского залива в 2017 г.: Саудовская Аравия лидирует с объёмом 70 миллиардов долларов, а Иран тратит на эти цели чуть более 10 миллиардов долларов.

Для объективных и неангажированных наблюдателей и исследователей, конечно, эти цифры наглядно доказывают, какие силы в регионе на самом деле готовятся к развязыванию войны или даже целой серии войн. А ведь на этих диаграммах даже нет учёта затрат Израиля на его вооружения. Нет расходов США и других стран Запада на поддержку разного рода террористов (типа всяких «умеренных оппозиций» и т.д.) в тех же Сирии и Ираке. Указаны лишь расходы на вооружения (помимо саудитов) — в порядке очерёдности: Египта, ОАЭ, Ирака, Омана, Катара, Кувейта, Ирана и «других стран», как указано на диаграмме. И расходы Ирана составляют лишь 1% от совокупных затрат отмеченных государств на приобретение вооружений. Другая диаграмма показывает, кто в основном экспортирует оружие, боеприпасы и военную технику в Саудовскую Аравию: 61% военных поставок — США; 23% — Великобритания; 4% — Франция; 12% — «другие страны». Как говорится, «суду всё ясно и понятно»…

Уже после распространения заявлений министра Джавад Зарифа, в тот же день, 14 декабря, официальный представитель МИД Ирана Бахрам Кассеми в ответ на недавние заявления премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, в которых тот не исключил возможности проведения военных операций на территории Ирана, если выживание его режима будет поставлено на карту, озвучил крайне жёсткий ответ Тегерана. Разберёмся — глава тщедушненького госдарства, которое, не исключено, и одного десятилетия не продержалось бы без массированной поддержки США, угрожает вторжением на территорию Ирана. Вопрос без малого представляет собой существенный материал для рассмотрения на экстренном заседании Совбеза ООН, никак не меньше. Но Тегеран ни с чем не торопится — иранцы ждут ошибок своих врагов. Приведём заявления Кассеми, в версии агентства IRNA. По его словам, Израиль и есть главная причина нестабильности в ближневосточном регионе, но «больные фантазии сионистского режима никогда не сбудутся». «Хотя коррумпированный и агрессивный сионистский режим, который является символом лжи, злобы и ненависти, никогда не посмеет осуществить такой шаг, произнесение премьер-министром таких вопиющих и постыдных слов, из-за невежества или заблуждения, равносильно угрозе большой исторической стране военными действиями», — подчеркнул Кассеми. Пресс-секретарь МИД Ирана указал на поражения, нанесённые Израилю от Движения Сопротивления, подчеркнув, что в случае каких-либо мер по угнетению со стороны Израиля мощный военный и оборонительный потенциал Ирана заставит сионистов сожалеть о таких «больных и меланхоличных высказываниях».

Агентство Mehr News добавляет: Кассеми также сказал, что «существование сионистского режима коренится в агрессии и угрозе региональным государствам». «Хотя сионистский режим в последние десятилетия был главным нарушителем стабильности и безопасности и коренной причиной различных конфликтов, войн и убийств людей из разных этнических групп, национальностей и религий, в настоящее время он выражает ложную обеспокоенность по поводу стабильности в регионе нелепым образом и без стыда», — добавил он. В завершение Кассеми также заявил: «Опираясь на свою первоначальную историю и культуру и следуя своему историческому опыту, могущественный и благородный Иран и его мудрые люди будут срывать зловещие заговоры недоброжелателей против этой динамичной нации и территории и с решимостью бороться с терроризмом, укреплять мир, стабильность и безопасность в регионе, а также содействовать развитию и благосостоянию всех народов». Уже 16 декабря министр иностранных дел Ирана Зариф заявил, что санкции США никогда не работали, и они не изменят политику Ирана. Зариф опубликовал сообщение в своём аккаунте в Твиттере после участия в форуме в Дохе (Катар), который завершился в воскресенье: «Я сказал на Дохинском форуме, что санкции никогда не работали. Они унижают простых иранцев, но не меняют политику». Он также отметил, что положительно относится к продолжающимся переговорам с остальными сторонами, подписавшими ядерное соглашение JCPOA от 2015 г., включая три основные европейские страны, а также Россию и Китай, сообщало Mehr News. Зариф подчеркнул в своём посте в Твиттере, что Иран не изменит свою политику из-за санкций США: «Если есть искусство, которое мы усовершенствовали в Иране — и мы можем научить этому других за определённую цену — это искусство уклоняться от санкций. Именно США решили выйти из JCPOA и сеять насилие и хаос».

В словах Зарифа мы видим недвусмысленный повторный призыв к России, Китаю, любой другой стране, подвергшейся односторонним санкциям США и т.д. (допустим, Сирии — прим.) — давайте сообща противостоять агрессивному гегемонизму Вашингтона, давайте совместно обвалим «политику санкций» США в мире. И, как уже много раз писалось в различных СМИ, происходящие сейчас подвижки, говорят о том, что в России и Китае «хорошо слышат» высокопоставленных иранских госчиновников. В частности, напомним, что 10 декабря посол РФ в Иране Левон Джагарян в своём интервью IRIB подчёркивал, что торговля между Ираном и Россией в их национальных валютах является важным шагом в борьбе с односторонними санкциями США. А 11 декабря, 1-й заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Дмитрий Савельев заявил в интервью IRNA заявил, что одним из приоритетов сотрудничества двух держав на данном этапе должна быть активизация продолжения работы по созданию единой платежной системы по расчётам в национальных валютах для того, чтобы повысить товарооборот между двумя государствами и перенаправить товарные потоки.

Но также заслуживают самого повышенного внимания ещё две информации последних дней. 17 декабря полуофициозная иранская газета Tehran Times поместила материал, в котором изложила некоторые подробности выступлений министра иностранных дел ИРИ Джавад Зарифа на форуме в Дохе. Газета пишет, что глава МИД Ирана заявил, что ракеты Ирана предназначены для оборонительных целей, и подтвердил, что ракетная программа страны «не подлежит обсуждению» ни на каком уровне. «Ракеты Ирана являются оборонительными. Нам они нужны для сдерживания. Мы используем намного меньше средств на военные цели, чем кто-либо ещё в регионе, и поэтому мы с самого начала говорили, что наши ракеты не подлежат обсуждению», — отметил он.

Tehran Times, продолжая тему, указывает — 16 декабря, в подтверждение слов министра Зарифа, министр обороны и поддержки Вооружённых сил Ирана бригадный генерал Амир Хатами на конференции в минобороны ИРИ заявил, что Иран не может отказаться и ни за что не откажется от наращивания своего военного потенциала «даже на секунду» ввиду угроз в отношении страны. Замечания министра обороны прозвучали в связи с тем, что США «выказали некоторое волнение по поводу испытания баллистической ракеты средней дальности Ираном, заявив, что это испытание противоречит резолюции 2231 СБ ООН, в которой одобрено ядерное соглашение 2015 года. Госсекретарь США Майк Помпео даже присутствовал на заседании Совета Безопасности ООН 12 декабря, чтобы добиться консенсуса против Ирана. Однако он потерпел неудачу», пишет газета Tehran Times. «Сегодня враги разочарованы бесполезностью своих угроз Ирану и оказывают давление на нас по поводу ракет из-за этого разочарования. Мы хорошо знаем, что нельзя игнорировать потребности повышения обороноспособности ни на секунду», — сказал также бригадный генерал Хатами.

И, по нашему мнению, внимания заслуживает также информация о том, что в Багдаде в минувшее воскресенье, 16 декабря, была проведена ежегодная четырёхсторонняя встреча между Ираном, Россией, Ираком и Сирией с целью обмена разведданными. Это произошло, сообщило иранское агентство ISNA со ссылкой на иракскую Al Ekhbariya, в годовщину победы над террористической группировкой «Исламское государство» * (ИГ*) в Ираке. Заседание проходило под председательством генерал-майора Саада Мохера Аль Аллака, главы военной разведки Ирака. Генерал-майор Аль Аллак рассказал о достижениях в сфере обмена разведданными между четырьмя странами, отметив, что усилия, предпринятые этими четырьмя странами, стали одним из факторов победы над ИГ*. Иракский генерал добавил, что четыре страны продолжат сотрудничество в данной сфере в будущем. Впрочем, Аль Аллак уклонился от ответов на уточняющие вопросы. И, судя по всему, следует предположить, что обсуждению были представлены не только данным по обмену информациями, но и какие-то сугубо ситуативные оперативные данные о тех или иных бандформированиях ИГ* в Ираке и Сирии.

Почему всё вышеперечисленное мы считаем крайне важным? Вернём читателей к тезису о том, что в современном мире есть точка на карте земного шара, и объединяющая, и разъединяющая Иран с Турцией — сирийская провинция Идлиб. Обратим внимание — сразу после заседания в Багдаде исполняющий обязанности губернатора провинции Идлиб Мухаммад Фади Садун (от Дамаска) заявил агентству РИА Новости, что хотя незаконные вооружённые группировки в районе Идлиба могут предпринять попытку масштабного наступления на север провинций Латакия и Хама, сегодня сирийская армия располагает достаточными силами и средствами для отражения возможных атак террористов. По словам главы администрации, боевики террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» *, не только не покинули демилитаризованную зону в Идлибе, но и захватили стратегически важный участок трассы Латакия — Ариха. Да, Фади Садун ничего не говорит ни о бандформированиях ИГ*, ни о протурецких бандитах в Идлибе, прикрывающихся жупелом «умеренной оппозиции», но не менее часто участвующих в различных вооружённых провокациях в этом районе. Напомним, что согласно достигнутым в Сочи российско-турецким договоренностям по созданию демилитаризованной зоны, вооружённые бандформирования должны были отойти и передать под контроль сирийских властей трассы Алеппо-Латакия и Алеппо-Хама, проходящие через провинцию Идлиб. И в перспективе — из провинции должны были быть выведены все террористические группировки, неважно, это ИГ*, «Джебхат ан-Нусра» *, её «производные» в виде «Джебхат фатх аш-Шам» *, «Хайят Тахрир аш-Шам» *, сама «Аль-Каеда» * как таковая, или же различные протурецкие террористические группы. Факт остаётся фактом — по сочинским договоренностям, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заверял Россию и Иран, что он завершит вывод бандформирований из Идлиба к середине октября, самое позднее — к 1 ноября 2018 г. Как видим, сейчас — вторая половина декабря, и банды не только не выведены из Идлиба, но и известно, что они планируют контрнаступления на Латакию и Хаму.

Мы намерены в ближайшее время затронуть также вопрос о том, как Иран превентивно работает на пакистанском и азербайджанском направлениях в целях обеспечения своей безопасности. И трудно не предвидеть, что, например, шаги Ирана в сторону Азербайджана, так или иначе не будут взаимоувязаны (или — уже взаимоувязаны) с глухим недовольством Тегерана из-за того, что Турция увиливает от исполнения своих обязательств по Идлибу. В заключение же изложения новостей по Ирану на мгновение вернёмся к… теме Саудовской Аравии. 15 декабря в интервью IRNA член Совета Улемов Палестины Шарид аль-Шули (суннит) подчеркнул, что Саудовская Аравия помогает сионистскому режиму в достижении своих целей в регионе, и заявил, что арабские страны, которые пытаются нормализовать отношения с Израилем, издавна связаны с Тель-Авивом. «Палестино-израильский конфликт — это самая важная проблема исламского мира и главная причина объединения исламской уммы, — заявил аль-Шули. — У исламской уммы есть враг, а именно узурпаторский режим Израиля, который был создан французскими и британскими колонизаторами на Ближнем Востоке с целью разделения региона. Вопрос о нормализации отношений с Израилем не является новым, эти страны также неявно сохранили свои связи с сионистским режимом. Сегодня ничего не изменилось, кроме того, что они пытаются сделать эти связи публичными. Это говорит о том, что арабская и исламская нации должны восстановить свою бдительность, чтобы противостоять своим врагам». Справедливо замечание IRNA — эти заявления означают, что высшие иерархи мусульман Палестины — сунниты, вслед за Ираном, открыто обвиняют ваххабитскую Саудовскую Аравию, а значит — и всех сектантов-ваххабитов, в поддержке Израиля и сионизма. На сегодняшний день, как известно, это тяжелейшее для мусульман обвинение, в особенности — на фоне нарастающей ярости в связи с решением Австралии признать Иерусалим столицей Израиля…

Но мы не раз и не два напоминали, ссылаясь на тональность и смысл публикаций СМИ в Иране и, допустим, в Сирии, что очень скоро Тегеран и его союзники потребуют от Турции полного и безоговорочного ухода военных из Сирии. Если Анкара начнёт сопротивляться и, по старой «традиции», пытаться выиграть время, то такие же обвинения (о поддержке Израиля и сионизма) обрушатся и на Турцию. И вот в связи с этим имеет смысл рассмотреть, к чему же готовится Анкара в декабре 2018-го. Мы уже указывали, что курды из Курдской рабочей партии (PKK) с середины ноября возобновили свои военные операции внутри Турции. В ответ пошли меры военного характера и… как всегда, политические репрессии. Курдские источники бьют тревогу — наряду с тем, что Турция ужесточает преследования курдов на своей территории, турецкая армия начала военные операции уже не только против курдов, но и против езидов Ирака. Это можно считать косвенным последствием того, что партизаны из пешмерга партии PKK возобновили военные действия против турок в самой Турции, и волны войны дошли и до провинции Диярбекир. Но сейчас Анкара развернула такие акции, что трудно турецкую реакцию на активизацию курдов связывать исключительно с партией PKK. На наш взгляд, свою негативную роль сыграло и ещё ноябрьское решение Европейского суда по правам человека, в котором говорится, что Турция должна освободить бывшего сопредседателя прокурдской оппозиционной «Демократической партии народов» (HDP) Селахаттина Демирташа. Но турецкие власти возмутились и категорически отказались удовлетворить требование Европейского суда.

Анкара развернула длительную кампанию арестов и других форм преследования курдов. Причём арестовываются даже курды… не являющиеся гражданами Турции. Так, информационное агентство Mezopotamya сообщило, что 6 декабря в турецком Стамбульском международном аэропорту имени Ататюрка была арестована иранская курдская певица Ялда Аббаси, которая намеревалась вылететь из Турции после выступления на культурном мероприятии. Аббаси прилетела из провинции Хорасан в северо-восточном Иране. О причине ее ареста не сообщается. Интернет-ресурс Kurdistan24 сообщил, что 10 декабря турецкая полиция арестовала по меньшей мере 53 членов прокурдской партии HDP в провинциях Диярбекир и Батман. Большинство из арестованных — женщины. Судя по всему, их арестовали за то, что курды проводили голодовку в поддержку политических заключенных — членов этой партии. В Диярбекире было арестовано 26 человек, а в Батмане — 27, в том числе одна 80-летняя женщина.

Уже 11 декабря турецкий суд города Ширнак приговорил двух бывших курдских законодателей — депутатов Османа Байдемира и Лейлу Бирлик из партии HDP — к 18 месяцам заключения за предполагаемые нарушения, совершенные в 2015 г. Фактически депутатов судили за участие в акциях протеста в том году, осуждавших военные действия и разрушения курдских домов, комендантский час, введённый турецкой армией на несколько месяцев в юго-восточных районах страны. Оба депутата — из числа авторитетных и узнаваемых курдов Турции. 19 апреля этого года Осман Байдемир был исключён из турецкого парламента, где он представлял провинцию Урфа (Эдесса). Основанием послужило его выступление на митинге, проходившем 6 лет назад, когда он был мэром Диярбекира. Тогда якобы он назвал дежурных сотрудников турецкой полиции «фашистами и убийцами». А уже в мае Осман Байдемир был приговорен к 1 году, 5 месяцам и 15 дням тюремного заключения по обвинению в «пропаганде террористической организации» — т. е. запрещённой в Турции партии PKK. Но есть и предыстория — в декабре 2017 г. Байдемир был лишён парламентского иммунитета и оштрафован за произнесение слова «Курдистан» во время сессии парламента Турции. Как было сказано в заявлении турецкого правительства, Байдемир был оштрафован за «оскорбление общего прошлого и истории турецкого народа». Мы достаточно подробно осветили обстоятельства ареста и осуждения курда Байдемира для того, чтобы, например, в Армении никто, ни «наверху», ни «внизу», даже мечтать не смел о том, что Армения когда-либо сможет нормализовать отношения с Турцией. Ведь даже умалишённым должно быть понятно, что если озвучить слово «Курдистан» — это расценивается как «оскорбление общего прошлого и истории турецкого народа», то требования признать и осудить Геноцид армянского народа в Турции 1915−23 гг. будут расценены вообще как «тяжкое преступление». Так что можно посоветовать ереванским туркофилам, русоненавистникам, иранофобам и иной проамериканской челяди — сдавайте паспорта и уезжайте в Турцию, будете с турками вместе третировать и преследовать курдов. Ваша помощь в этом «справедливом деле» явно будет очень высоко оценена официальной Анкарой. Возможно, что таких экс-граждан Армении даже наградят высшими наградами Турции…

А вечером 13 декабря турецкие военные самолёты уже нанесли авиаудары по районам Синджар (Шангал) и Махмур, недалеко от провинции Эрбиль (Арбела) в Северном Ираке, якобы преследуя партизан партии PKK. Это подтвердило министерство обороны Турции. Однако, по данным корреспондента Kurdistan24 в Синджаре, там удары были направлены на мирные деревни Шилв и Талузер. И турки отлично знают, что весь район Синджара — это традиционные места проживания езидов, а не курдов. Синджар подвергся настоящему геноциду езидов, когда в эти местности вторглись банды группировки «Исламское государство» * (ИГ*). Более того, сами иракские езиды и политические оппоненты клана Масуда Барзани (экс-президента Курдской автономии) в 2014−17 гг. активно обвиняли руководство Иракского Курдистана в сговоре с террористами ИГ* и соучастии в геноциде езидов. Езиды Синджара неоднократно официально заявляли, что у них нет баз и лагерей бойцов пешмерга PKK. Тем не менее турки многократно наносили удары по Синджару. А в этот раз, как утверждал Kurdistan24 со ссылкой на источники в Северном Ираке, турецкие самолёты обстреляли также лагерь беженцев в Махмуре, где проживает более десятка тысяч курдов — беженцев из других регионов Иракского Курдистана. О возможных жертвах пока не сообщалось. Но трудно предположить, что жертв среди езидов не было. Встаёт вопрос — а как получается, что цель бандитов ИГ* (геноцид езидов) и цели якобы воюющей с террористами Турции в отношении езидов так остро совпадают? Хочется надеяться, что когда-нибудь, помимо самих езидов, этот вопрос захотят решить Россия и Иран, пусть и в формате четырёх сотрудничающих и взаимодействующих стран при Военно-информационном центре в Багдаде…

Аресты и поспешные приговоры по курдам из партии HDP, вкупе с категорическим отказом Турции освободить из тюрьмы Селахеттина Демирташа, вынуждают предположить, что Анкара собирается вести полномасштабную войну с курдами на своей территории. И не исключено, что будут повторены такие же «зачистки» территории от нежелательного курдского населения, которые турки в 1915−1923 гг. проводили против армян Западной Армении, Киликии и Междуречья. Ведь вся информация из зоны боевых действий на этих землях блокируется турецкими властями. Одновременные авиаудары по ряду регионов Северного Ирака, видимо, имеют целью не дать курдам бежать от этнических «зачисток» в Иракский Курдистан. Будем отслеживать ситуацию в турецко-курдских отношениях и далее. Хотя ничего хорошего ждать не приходится.

Но есть и другие данные из Турции — и они вызывают не меньше озабоченности. 12 декабря турецкая газета Milliyet сообщила, что, оказывается, власти Турции готовятся …к военному противостоянию на Чёрном море. Газета утверждает, что турецкие военные начали строительство базы военно-морских сил на черноморском побережье. Причём этот новый объект появится в районе населённого пункта Сюрмене, примерно в 150 км от границы с Грузией. Издание указывает, что проект стал особенно актуальным в свете российско-украинского конфликта в районе Керченского пролива и открытия трубопровода «Турецкий поток». Однако планы создания базы существовали якобы ещё со времён «холодной войны», а разработка проекта к востоку от Трабзона началась ещё в июле прошлого года. Нам трудно узнать, в чём газета Milliyet врёт своим читателям, а в чём — не врёт и отражает реальную действительность. Но ложь уже в том, что якобы проект базы ВМС Турции в непосредственной близости от грузинской (бывшей советской) границы на Чёрном море был разработан ещё в годы «холодной войны». То есть тогда, когда ещё существовал СССР, который был уж в акватории Чёрного моря непререкаемым военно-морским авторитетом. И в те годы из стран-членов НАТО на Чёрном море была представлена только Турция. Не было никакой Украины, а Болгария и Румыния были ревностными участниками Организации Варшавского Договора. И вторая ложь в том, что якобы «проект актуален из-за трубопровода «Турецкий поток» — сия «труба» идёт как раз в сторону балканской части Турции, а не к её границе с Грузией.

Для чего Анкаре нужна база ВМС сегодня и вблизи Грузии, а не, допустим, поближе с Болгарией и Грецией — думается, можно догадаться. Это будет база ВМС для всей НАТО, а не только для Турции. Но турецкие источники делают вид, что «не это главное». Власти рассчитывают, что база, корабли которой займутся патрулированием восточной части Чёрного моря, даст импульс к развитию всей северо-восточной Турции. Турецкий телеканал NTV указывает, что в качестве дополнительного повода осуществить проект именно в этом районе учитывался факт наличия там судостроительных предприятий. Как отметил адмирал в отставке Чем Гюрдениз, идея надёжной базы на Чёрном море для Турции назрела давно, однако до сих пор на осуществление проекта не хватало ресурсов, поскольку в основном Анкара делала ставку на укрепление своих позиций в районе Эгейского моря, а также на побережье Средиземного моря. По его словам, сейчас Турции также важно расширять базу в Мерсине, как и усиливать позиции на Северном Кипре. Вспомним недавний инцидент на Чёрном и Азовском морях между Россией и Украиной. После задержания Россией украинских катеров в районе Керченского пролива в конце ноября американская телекомпания CNN сообщала о планах США направить в Чёрное море свой корабль. В Пентагоне при этом заявили, что не рассматривают возможность военного ответа на действия Москвы. К тому же, в соответствии с конвенцией Монтрё 1936 года, военные корабли стран, которые не относятся к Причерноморью, не могут находиться в акватории Чёрного моря более 21 дня. Но давайте задумаемся — почему турецкая сторона объявляет о начале строительства своей базы ВМС на Чёрном море именно после российско-украинского инцидента в районе Керченского пролива, а также после угрозы США направить свой военно-морской корабль в Чёрное море. На мой взгляд, сегодняшние признания Турции относительно будущей военно-морской базы «на грузинском направлении» тесно взаимосвязаны — и с тем, что недавно украинцы грубо нарушили морские границы России, и с тем, что США хотели шантажировать Россию угрозой отправки своего военного корабля. Но также это объявление Анкары последовало после того, как сообщал ресурс «Грузия Онлайн», специальный представитель генсека НАТО на Кавказе и Центральной Азии Джеймс Аппатурай 12 декабря заявил, что, несмотря на то, что, по мнению многих союзников, уже настало время, чтобы Грузия стала членом НАТО, в альянсе нет консенсуса по этому вопросу.

«Мы не контролируем политические решения, но мы можем снять препятствия для таких политических решений. Это, прежде всего, подразумевает путь поддержки реформ Грузии, углубление нашего сотрудничества. Мы стараемся сделать всё, чтобы подготовить Грузию к членству НАТО, как с точки зрения её обороноспособности, так и с точки зрения политической обстановки. Однако удовлетворение стандартов зависит от Грузии. Грузия действительно является кандидатом первого класса, и когда придёт время политического решения, барьеров уже не должно быть», — заявил Джеймс Аппатурай на встрече со студентами в Информационном центре НАТО и ЕС в Тбилиси. Касательно того, являются ли «оккупированные территории» (т.е. независимые Абхазия и Южная Осетия — прим.) страны препятствием на пути вступления Грузии в НАТО, Аппатурай заявил, что решение данной проблемы не является приоритетным в контексте вступления в НАТО, но является приоритетом для Грузии. «Важно подчеркнуть, что решение бухарестского саммита, что Грузия станет членом НАТО, и после повторяется во всех коммюнике НАТО, несмотря на то, что альянс информирован о ситуации в двух этих регионах», — отметил Аппатурай. По его же словам, важно, чтобы Грузия показала, что использует все дипломатические пути, чтобы разрешить конфликты. Аппатурай подчеркнул, что НАТО поддерживает продолжение женевских дискуссий, несмотря на то, что недостаток результатов, возможно, является основанием для разочарования. «Верю, что в следующем году грузинский народ увидит гораздо больше НАТО в Грузии на высшем уровне. При этом, разумеется, необходимо, чтобы мы работали для достижения конкретных результатов, к примеру, над проведением эффективных реформ и укреплении демократических процессов в Грузии», — заявил Аппатурай по завершении встречи.

Является ли публикация в Milliyet о начале строительства базы ВМС Турции на Чёрном море неподалёку от Грузии и заявления Аппатурая в Тбилиси простым совпадением по времени, или мы видим различные элементы одной и той же программы действий, — ответ на данный вопрос мы сможем получить гораздо позже. Но Турция и НАТО не могут не понимать, что любая новая форма базирования чьей бы то ни было силы на Чёрном море будет с озабоченностью встречена Россией. Следовательно, в скором времени Москва отреагирует на турецкое строительство в этой акватории.

Итак, Иран и Турция совершенно по-разному готовятся к 2019 году. Иран — как возможный форпост стран «Оси Сопротивления» внерегиональным силам. А Турция — как возможная база на Чёрном море для сил «Оси Зла», к которой в том же Иране безусловно относят и агрессивный блок НАТО.

* — Организация, деятельность которой запрещена в РФ

Сергей Шакарянц

Источник: ИА Иран.Ру

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Иран готов удивить США, начиная со 2-го этапа Исламской революции
Усиление ирано-американской конфронтации отражается не только на международной арене, но и в тех решениях, которые Иран принимает сейчас для активизации и оптимизации экономики и оборонной сферы. В этом плане провозглашённый аятоллой Хаменеи «второй этап Исламской революции» сыграет главную роль.
США могут начать войну, однако Иран её закончит
С 5 ноября 2018 г. мир ввергнут в ещё одну холодную войну - США объявили о начале новых антииранских «санкций». При этом наглый лжец Дональд Трамп лицемерно вещает - мол, Америка готова к «новому соглашению» с Ираном. В восторге только Израиль, проамериканские и просионистские силы, в том числе и в Закавказье
Иран, Россия, Турция, а также спецпредставитель ООН по Сирии Штаффан де Мистура проведут встречу в Ж
Высокопоставленные должностные лица из Ирана, России и Турции, а также спецпредставитель ООН по Сирии Штаффан де Мистура должны провести четвертую встречу в Женеве во вторник, чтобы обсудить последние события в Сирии.
Модель успеха: Иран, Россия, "Хезболла"
«Израиль должен благодарить сам себя и США за то, что пресловутый «шиитский пояс» - уже реальность, действующая независимо от того, будут рядом российские ВКС или нет».

Авторизация

Яндекс.Метрика