Японский эксперт: «Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия, чтобы получить конкурентно — Информационная сеть Таджикистана

Японский эксперт: «Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия, чтобы получить конкурентное преимущество» 01.11.2018 13:17 Япония на протяжении десятилетий активно поддерживала становление новых экономик в странах Центральной Азии

Японский эксперт: «Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия, чтобы получить конкурентно

Японский эксперт: «Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия, чтобы получить конкурентно

Японский эксперт: «Страны Центральной Азии должны объединить свои усилия, чтобы получить конкурентное преимущество»

01.11.2018 13:17

mazayka

Япония на протяжении десятилетий активно поддерживала становление новых экономик в странах Центральной Азии. Но в последние годы ориентиры и интересы одной из крупнейших экономик мира в нашем регионе меняются. Что интересует Японию в странах Центральной Азии в интервью «Иктисодчи» рассказал старший аналитик японского Института энергетической экономики Шоичи Ито.

— Господин Ито, честно говоря, не часто на улицах Душанбе можно встретить гостя из далёкой Японии. Можно попросить вас рассказать о себе.

— Я представляю Институт энергетической экономики (TIAJ). Наш институт занимается изучением вопроса энергетической безопасности во всём мире, и мы вот уже 20 лет как работаем над глобальными вопросами как в Северо-Восточной Азии, так и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и в Центральной Азии. Я являюсь экспертом по вопросу взаимосвязи геополитики и энергетики.

Это мой первый визит в Таджикистан, но этого дня я очень долго ждал. Ведь я являюсь учеником профессора Ютака Акино, который приезжал в Таджикистан в составе миротворческой миссии ООН, и в 1998 году был убит вместе с другими коллегами во время исполнения своих обязанностей.Смерть профессора Акино стало настоящим потрясением для нас — всех его студентов, японской нации в целом и, конечно же, для простых людей как в Таджикистане, так и за его пределами. Все эти годы я интересовался развитием событий в Таджикистане, но всё же до настоящего времени у меня не было возможности приехать сюда. А теперь моя мечта сбылась и я здесь. Хотя я в Душанбе нахожусь не долго, но счастлив увидеть, что никто больше не стреляет на улицах и всюду царит мир, люди живут в спокойствии и свободно. Даже если уровень жизни до сих пор не высок, я чувствую, что прикасаюсь к нечто ценному, так как профессор Акито принёс себя в жертву ради этих людей. Он был одним из них. Он принёс в жертву свою жизнь, и сейчас я понимаю, что это значит.

— И всё же целью вашего визита является экономика?

— Недавно я начал работать над проектом, темой которого является социально-экономическое развитие Центральной Азии. Несмотря на то, что TİAJ является исследовательским институтом в области энергетики, мы также занимаемся и экономическими исследованиями. После визита премьер-министра Синдзо Абэ осенью 2015 года в Центральную Азию, Япония стала больше проявлять заинтересованность в контактах как с государственными структурами так и с представителями частного сектора стран Центральной Азии. Но перед нами встал вопрос, а что можно сделать нового? Что можно сделать в будущем, основываясь на опыте прошедших лет? Между Японией и странами Центральной Азии существуют соглашения по экономическому сотрудничеству, но в большинстве случаев эти соглашения заключены в двухстороннем формате, например, между Японией и Казахстаном, Японией и Узбекистаном, или Японией и Таджикистаном. Когда речь идёт об отношениях с одной отдельно взятой страной Центральной Азии то экономический охват невелик, а это не очень интересно для крупных японских инвесторов, нацеленных на реализацию крупных проектов.

Новый проект TIAJ направлен на раскрытие важности Центральной Азии в целом. Беря во внимание все республики ЦА вместе, можно уже говорить о большем количестве людей. А также Центральную Азию можно рассматривать как новый интересный регион для осуществления большего числа инвестиций по причине близости к России, Китаю, Южной Азии и Ближнему Востоку, включая и Иран. Целью нашего проекта является демонстрация краткосрочного, среднесрочного и долгосрочного сценария социально-экономического развития региона.

Сейчас я нахожусь в Таджикистане, до этого побывал в Казахстане и Кыргызстане. Во всех странах Центральной Азии я встречаюсь с чиновниками, представителями бизнеса и экспертами, и в беседах узнаю их видение развития региона и приоритеты в вопросах развития. Визиты в страну и общение с людьми это лучший способ увидеть и понять, что происходит в стране в настоящее время.

Возвращаясь вопросу энергетики, ранее я проводил исследование на предмет того, что можно сделать в каждой из стран Центральной Азии, и какой может быть оптимальная структура энергетического баланса при интеграции энергетического потенциала каждой из стран региона. Вполне возможно, что в будущем Центральная Азия в целом будет производить достаточно много электроэнергии, что может послужить хорошим основанием для её поставок на Ближний Восток и даже в Южную Азию.

— Вы посетили Казахстан и Кыргызстан, сейчас вы у нас. Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в Центральной Азии?

— На протяжении последних десяти лет меня постоянно приглашают принять участие в программе по Центральной Азии, проводимой правительством Японии. Я принимаю участие в общественном форуме, где каждая из стран Центральной Азии представляет свою страну, высказывает свои интересы и предоставляет индивидуальный план будущего экономического сотрудничества. Я выступил перед представителями из стран Центральной Азии и сказал, что все отдельные проекты хороши, но сейчас настало время переформатировать значение Центральной Азии как целого региона для Японии. Так как это позволит Центральной Азии стать более важной и значимой. Я изучаю Центральную Азию на протяжении многих лет, и поэтому могу рассказать о разнице между Кыргызстаном и Таджикистаном, или Таджикистаном и Узбекистаном. Но простые люди и официальные лица знают совсем немного о Центральной Азии, поэтому очень важно найти пути для развития сотрудничества и кооперации в регионе с целью создания общего интереса.

Почему Центральная Азия столь важна для мира, и в том числе для Японии? Ответ на этот вопрос знаете только вы. Возможно, страны региона смогут объединить свои усилия, чтобы получить общее преимущество. Конечно же, международные организации и известные эксперты по региону могут принять в этом участие. Местные жители должны подумать над тем, что можно сделать для развития регионального сотрудничества с тем, чтобы увеличить размер экономического пирога. И если удастся достичь долгосрочного социально-экономического развития и справиться с огромными политическими рисками, то размер экономического пирога увеличится, и тогда будет легче приглашать к себе инвесторов, желающих вложить большие деньги.

До марта 2018 года я намерен завершить рекомендации к проекту, и там я хочу рассказать о скрытом потенциале Таджикистана. Это очень важно ввиду того, что очень немногие в Японии имеют представление о Таджикистане. Незначительная численность населения, близость к Афганистану, и по причине гражданской войны сформировалось неправильное представление о вашей стране. Моя задача заключается в создании свежего образа, нового представления о Таджикистане. Я должен рассказать почему Таджикистан так важен. Оценка уровня жизни в Таджикистане, а это его позиционирование как в регионе, так и в мире, очень важна. Поскольку стабилизация Таджикистана — это ключ к стабильности в регионе в целом, ключ к открытию ещё большего по своим размерам транспортного коридора и даже, энергетического коридора. И если в Таджикистане наступит стабильность, а его экономика будет развиваться, то это будет очень положительно влиять на Афганистан, Пакистан, Иран и т.д. Я хочу подчеркнуть, что, если мы серьёзно намерены заниматься тем, что может касаться скрытого потенциала Таджикистана, то нам следует иметь более реалистичные стратегии.

— В 50-е и 60-е годы прошлого века японская экономика активно росла благодаря использованию угля в промышленности. Таджикистан располагает приличными запасами этого топлива. Что вы думаете об ошибках, которые Таджикистан допускает в развитии своей угольной промышленности?

— Сегодня мы живём в мире, где происходят климатические изменения, и нам завуалированно говорят что не следует в положительном ключе говорить об угле, но это совершенно неправильно. Ведь уголь является самым распространённым с точки зрения географии и самым дешёвым углеводородом. И нравится нам это или нет, но то как мы будем использовать уголь, может стать одним из главных ключей на пути стабилизации мирового спроса на энергию.

Два года назад в США я опубликовал сенсационную статью под названием «Чёрный алмаз вернул своё значение». Тогда я попытался привлечь внимание к углю, к отношению к нему, как к чёрному алмазу, но, это вызвало критику со стороны защитников окружающей среды, ведь они не знали, что именно я имею ввиду говоря об угле. Не все регионы имеют одинаковый экономический потенциал, источники энергии и способы её производства. Во-первых, не использовать уголь просто невозможно. Во-вторых, институт угля не исчерпал себя, но вопрос как же его использовать. Нельзя говорить о цели отказа от использования угля, но по крайней мере можно уменьшить выбросы парниковых газов.

Я пытаюсь сказать, что настало самое подходящее время для того, чтобы мы могли показать более наглядно, зачем мы будет разрабатывать угольные технологии. Это не означает, что Япония рассматривает это как что-то простое и собирается работать над созданием рынка угля. Так как Китай предлагает гораздо более дешёвые установки и оборудования. Но мы не исключаем, что будет найден путь для изменения имиджа угля перед тем как мы объявим о готовности перехода к чистым угольным технологиям.

— Возвращаясь к вопросу о безопасности в энергетическом секторе, какова же стратегия Японии здесь, и является ли это местом для сотрудничества с Центральной Азией в целом и с Таджикистаном в частности?

— Да, это очень важный момент. Большинство людей задаётся вопросом, как Япония может импортировать энергоресурсы из Центральной Азии? Это возможно при условии, что мы будем смотреть шире, ведь мировые рынки энергоресурсов взаимосвязаны. Поэтому если мы сможем найти путь в этом направлении, то и Япония сможет найти путь для того, чтобы наилучшим образом использовать энергетический потенциал Центральной Азии для стабилизации в будущем экономик стран Южной Азии, Ближнего Востока и т.д. И как нам известно, если даже на данном этапе нет серьёзных предпосылок для этого, но в будущем Ближний Восток столкнётся с проблемой нехватки электроэнергии. Ближний Восток играет роль нефтяного рынка, и как известно их экономика монокультурна. Они могут выжить экономически, только рационально используя внутренние энергетические ресурсы, сохраняя их для экспорта. Поэтому странам Центральной Азии надо найти возможность удовлетворить спрос Ближнего Востока на энергоносители.

Также необходимо удовлетворить растущий спрос со стороны Южной Азии, Индии, Пакистана и Афганистана. Я пытаюсь сказать, что если мы побоимся удовлетворить растущий спрос со стороны этих регионов, то они могут дестабилизироваться. В этом случае если мы сможем избежать роста геополитических и политических рисков, то это может поспособствовать становлению маршрутов импорта энергоносителей. Вроде бы многое существует отдельными кусочки, но на самом деле они все связаны между собой.

— Как вы оцениваете газовое соглашение между Россией и Китаем — проект газопровода «Сила Сибири»?

— На самом деле этот проект по многим причинам остаётся на бумаге. Долгие годы Россия отказывалась от подписания соглашения с Китаем. Переговорный процесс был начат в 1994-1995 года. Переговоры продолжались многие годы, ввиду чего на протяжении многих лет были и расхождения во мнениях. В прошлом Китай требовал преференций по вопросу приобретения угля. Потом он внезапно поменял свою позицию. Но Россия до сих пор желает получить большую сумму. Перейдём к некоторым маркетинговым изменениям последнего периода. Во-первых, никто не смог заранее просчитать последствий, которые достаточно существенные. А во-вторых, Китай, до подписания контракта с Россией, успешно диверсифицировал источники своего импорта, включив сюда Центральную Азию и Мьянму. Также речь идёт о новых энергетических планах разрастающегося Китая, который анонсирует новые строительства. А в-третьих, это китайская тенденция, ведь спрос растёт, а темпы роста медленнее, чем ожидали в нашем регионе. Спрос, который мы ожидали увидеть, Китай демонстрировал три года назад, а сегодня темпы значительно медленнее ожиданий.

Китай не торопиться импортировать природный газ из России.Это может быть обыкновенным расчётом. Китай может ждать и до 2020-2030 годов, китайская экономика и китайский энергетический сектор могут ещё более десяти лет продержаться без импорта природного газа из российской Сибири. Китай на переговорном процессе находится в более сильной позиции.

Начальный участок будет полностью подключён к трубопроводу к 2018 году, и первый пуск природного газа планируют совершить в 2018 году, но это физически невозможно, и мало кто из экспертов верит в то, что природный газ из России начнёт поступать в Китай раньше чем в 2020 году.

— Можно ли рассматривать Китай в качестве главного конкурента Японии в отношениях с Россией и Центральной Азией по вопросу энергоресурсов?

— Многие люди рассматривают это таким образом, а официальные лица даже очень желают видеть это таковым, поскольку проще говорить о супер официальной геополитике. Но нам следует хорошо понимать, что за этим стоит, и что это значит. Во-первых, нет никакого смысла конкурировать с Китаем в вопросе энергоресурсов. Энергопотребление Китая растёт очень быстрыми темпами, а потребление энергии в Японии уже достигло своего пика. Во-вторых, если мы два крупных потребителей энергии начнём конкурировать друг с другом, то серьёзно повысим цены на мировых рынках, включая и цены на газ, и тогда мы оба теряем. В-третьих, если Китай и Япония смогут наладить сотрудничество в энергетической сфере, то это способствует стабилизации региона, улучшению энергетической ситуации в мире, ситуации на рынке энергоресурсов. Мы не должны переживать о возможной волатильности энергетического рынка, она спадёт. В-четвёртых, очевидно, что Китай располагает большими средствами, современными ресурсами, а Япония нет. Поэтому легче вести себя более активно в вопросе поиска путей для совместной работы, больше сообща действовать на региональном уровне, мировом уровне и т.д. Так как Китай и Япония являются крупнейшими потребителями, они имеют общие материальные интересы и выгоды.

Возвращаясь к вашему вопросу касательно Центральной Азии, я считаю, что это хороший знак для движения по спирали на пути к инвестированию средств в Центральную Азию. Хотя мы пока не знаем, как работать с вашим углём. Это пока не знают и в Китае. Но у них есть направление для движения. Шаги Китая и Японии могут не совпадать, и могут быть разными. Вопрос заключается в том, каким образом мы можем объединить интересы обеих стран. Например, Япония может предоставить некоторые технологии, которых нет у Китая. Вместе с тем Китай мог бы больше вкладываться в объекты инфраструктуры и т.д.

Нам необходимо найти путь, который принёс бы большую выгоду региону. Я не вижу никакой необходимости Китаю и Японии конкурировать в Центральной Азии, хотя, к сожалению, некоторым политикам это кажется непонятным, так как они тратят не более секунды на то, чтобы понять происходящее здесь. Если мы будем конкурировать, то потеряем оба.

У Китая больше денег, больше возможностей, и если даже некоторые японцы не хотят этого признавать, мы уже не в силах конкурировать. Это бессмысленно, реалистичнее будет если нам удастся найти то, чего Китай не может делать. В этом контексте нам следует прислушаться, стоит внимательно слушать местное население, в том числе и в Таджикистане. Вы знаете, какие инвестиции могут сделать китайцы, а что нужно от других стран, предположим от Японии. Возможно Япония не делает чего-то в чём есть действительно большая потребность в вашей стране, но она не делает этого возможно из-за того, что просто не обладает информацией полученной на местах.

Сотрудничество будет выгодно всем. И мне очень грустно слышать в некоторых странах очень громкие заявления. Я объездил весь мир, и в некоторых странах, в частности это касается стран Южной и Восточной Азии, порой я слышу о том, что они очень рады видеть конкуренцию между Китаем и Японией, так как их конкуренция означает больше инвестиций для нас. Но увеличения инвестиций не происходит по причине того, что частный бизнес в Японии и в Китае преследует совершенно разные цели. Именно исходя из этого важно узнать мнение местных жителей, в частности жителей Центральной Азии. Обе страны могут быть полезными. Китай мог бы решить, предположим, пункты А, Б и В, а Япония могла бы выполнить пункты Г, Д и Е. Возможно только мы и никто иной знаем наилучшую комбинацию. Это и есть одна из целей продвижения нашего проекта, о котором я вам рассказал.

— Как известно, Япония всегда выступала за активное сотрудничество на азиатском континенте. Каково ваше видение касательно перспектив сотрудничества Японии с одной из самых крупных региональных организаций — Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС)?

— Очень интересный вопрос. Некоторые в Японии говорят, что у Японии есть желание вступить в ШОС, но говорить об этом рискованно. Я не стану утверждать, что участие в этой организации является плохой идеей, но нам необходимы определённые позиции в регионе. Почему участие Японии должно привнести что-то новое в будущее ШОС? Мы не имеем ничего плохого в отношении ШОС, но в то же самое время нас не нужно подталкивать к этому. Чем больше количество известных участников, тем больше возможностей заключения сделок, и соглашений, а это может создать сложности. Если Япония когда-нибудь решиться войти в ШОС, то она будет ожидать единства мнения и определённой позиции внутри ШОC. То как вошла Индия — без переговоров о каком-то статусе и позиции, не пример для нас. Если это носит символический характер, то мы не должны этого делать. Если Япония будет уверена, что мы сможем сделать что-нибудь большее, чем что-то символическое, то тогда ей стоит идти на этот шаг. Япония должна продолжить спрашивать себя, зачем мы это делаем. Центральная Азия, Россия, Китай и мы должны смотреть на вопросы с более демократической позиции.

— Спасибо за интересную беседу!

Кристина БОРОДАВКО

Источник: журнал «Иктисодчи» (05), февраль 2017

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

Эксперты скептически относятся к извинениям Эрдогана
Отношения России и Турции улучшатся только после компенсации семье погибшего летчика и наказания преступников, заявили российские эксперты. Пока Москва не услышала ничего, кроме слов.
Три условия МВФ правительству Таджикистана
Представитель Международного валютного фонда говорит, что правительству Таджикистана для получения финансовой помощи необходимо выполнить три ключевых условия
У доллара проблемы - рубль вышел из "деревянного" состояния
Интерес к рублю в мире связан, прежде всего, с рисками, которые повышаются в отношении доллара, а для большей устойчивости российской национальной валюты нужно заполнять рынок отечественными товарами. Так считают опрошенные ФБА "Экономика сегодня" ...
Таджикистан в 2016 году: основные вызовы, риски и тенденции развития
«Западным дипломатам очень трудно объяснить, почему официальная пресса полна материалов, где Запад фактически обвиняется в замыслах подрыва стабильности страны, в то время как Нацбанк

Авторизация

Яндекс.Метрика