Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана — Информационная сеть Таджикистана

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана 24.06.2018 09:44 На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

Выборы после ИГИЛ. Сможет ли Ирак выйти из-под влияния Тегерана

24.06.2018 09:44

voices Iraq

На этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин.

Такая позиция оказалась популярной, и кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе стране грозит гражданская война

В Ираке прошли первые после победы над «Исламским государством» (запрещено в РФ) парламентские выборы и главный вопрос на них, будет ли Тегеран и дальше играть определяющую роль в жизни страны. В ситуации, когда США, Израиль и ряд арабских стран пытаются потеснить Иран на Ближнем Востоке, в первую очередь выдавив его из Сирии, Ирак остается стратегически важной базой иранского влияния в регионе.

Выборы в Ираке состоялись еще в середине мая, но результаты оказались настолько сложными, что новое правительство до сих пор не сформировано. При самой низкой за всю историю послесаддамовского Ирака явке (44,5%) вперед вышли новые партии, которые еще не были у власти и теперь готовы вступать в невероятные коалиционные союзы.

Новые лидеры

На 329 мест в парламенте Ирака претендовало около двухсот партий и независимых кандидатов, распределенных по нескольким десяткам избирательных списков. Основная конкуренция на выборах разгорелась между шиитскими партиями, традиционно связанными с Ираном и представляющими большинство населения Ирака. Именно выходец из шиитской общины, как правило, избирается на пост премьер-министра. После подсчета голосов выяснилось, что ни один из политических списков не сможет самостоятельно составить парламентское большинство (165 мест) и сформировать правительство.

Согласно объявленным на сегодня итогам выборов, парламент должен обновиться на 70%. Победителями стали новые партийные списки. «Ас-Сайирун» («Идущие вперед»), куда вошли сторонники одного из самых молодых религиозных лидеров шиитской общины Муктады ас-Садра и коммунистов, получила 54 места. «Аль-Фатх» («Победа»), представляющая отряды народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», — 47 мест.

Партийные списки, возглавляемые нынешним и предыдущим премьерами Хайдером аль-Абади и Нури аль-Малики, оказались отодвинутыми на вторые роли и получили соответственно 42 и 25 мест. Результаты, как и низкая явка, продемонстрировали разочарование иракцев в действующих политических лидерах. Однако внешний мир волновал вопрос не кто победитель внутри Ирака, а проиграл или выиграл на иракских парламентских выборах Иран.

Формально у Тегерана есть все основания для недовольства. Считалось, что Иран сделал ставку на коалицию списков бывшего премьера аль-Малики «Государство закона» и список шиитских ополченцев «Аль-Фатх». А вот занявший первое места ас-Садр Иран не устраивал. Еще в феврале Али Акбар Велаяти — советник по международным вопросам верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи — во время визита в Ирак заявил, что Тегеран не допустит ас-Садра и его сторонников к рулю в Багдаде. «Мы не позволим либералам и коммунистам управлять в Ираке», — сказалон во время пресс-конференции.

В свою очередь ас-Садр неоднократно выступал против любого иностранного вмешательства в дела Ирака, имея в виду в том числе и Тегеран. Кроме того, он установил контакты с Саудовской Аравией и ОАЭ — главными региональными врагами Ирана. Поэтому его победа на выборах рассматривалась как удар по региональным интересам Тегерана. Аналитики уже составляли список партий, которые могут сформировать в Багдаде новое, антииранское правительство.

Однако ас-Садр оправдал свою репутацию одного из самых непредсказуемых иракских лидеров: через месяц после выборов он объявил о союзе с лидером партии шиитских ополченцев «Аль-Фатх», бывшим министром транспорта Ирака Хади аль-Амири. Парадокс тут в том, что в последнее время ас-Садр активно выступал за то, что после победы над «Исламским государством» ополчение нужно распустить, и вообще считался непримиримым оппонентом «Аль-Фатх». Тем не менее союз заключен, хотя это и шокировало многих, включая коммунистов — союзников ас-Садра по предвыборному альянсу.

Иранская рука

Среди внешнеполитических противоречий нового союза — отношение к Тегерану. Если ас-Садр считается борцом с иранским влиянием, то лидер партии ополченцев аль-Амири, наоборот, близок к иранскому генерал-майору Касему Сулеймани, командующему спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей исламской революции. Иранский генерал даже занимает пост официального военного советника ополчения «Аль-Хашд». Возглавляемая аль-Амири бригада «Бадр» вообще была сформирована в Тегеране в начале 1980-х годов для борьбы с режимом Саддама Хусейна. Сейчас один из представителей этой бригады занимает пост министра внутренних дел Ирака.

Примечательно также и то, что объявление о союзе двух фаворитов иракских выборов произошло сразу после очередного визита генерала Сулеймани в Ирак. Одновременно в арабскую газету «Аль-Хаят» попал якобы план Сулеймани, как провести коалиционные переговоры в Ираке. Согласно газете, Сулеймани предлагал всем шиитским партиям (всего их пять) договориться о кандидатуре на пост премьер-министра, выбрав такого политика, который был бы наиболее приемлем для курдов и суннитов. Очевидно, что голоса последних в случае споров между шиитскими партиями будут решающими. Союз ас-Садра и «Аль-Фатх» и их предварительные договоренности с двумя ведущими курдскими партиями, а также с блоками «Аль-Ватания» вице-президента Айяда Алауи, который поддерживают многие сунниты, и «Хикма», еще одного влиятельного лидера шиитов Аммара аль-Хакима, получился очень похожим на опубликованный план Сулеймани.

Хотя появление нового союза объясняют и другими причинами, не связанными с иранским вмешательством. Например, один из ведущих иракских политологов Абдель Муним аль-Аасам уверяет, что такой союз возник по рекомендации духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, а отнюдь не Ирана. По его мнению, ас-Садру удалось перетянуть ополченцев на свою сторону, а дальше к ним присоединились курды, которых к этому подталкивали США, и все это совсем не нравится Тегерану.

В любом случае, если договоренности останутся в силе, то парламентская коалиция с запасом наберет парламентское большинство для формирования правительства. И кто бы ни стал в новом правительстве премьер-министром, он будет вынужден, как и нынешний глава правительства аль-Абади, выстраивать отношения со всеми региональными силами. И во имя национального единства, и ради экономического благополучия Ирака и его безопасности, иначе Ираку грозит гражданская война.

Показательно, что на этих выборах все основные политические силы выступали с позиций национальных интересов, стараясь выйти за привычные рамки своих конфессиональных общин. Такая позиция оказалась популярной, но пока сложно сказать, чего можно ожидать от главного победителя прошедших выборов — ас-Садра, на которого простые иракцы возлагают большие надежды, особенно в борьбе с коррупцией. Ас-Садр явно претендует на то, чтобы стать популярным общенациональным лидером, поэтому в политике ведет себя осторожно. Он не выставлял свою кандидатуру на выборах, предпочтя позицию духовного лидера, а не действующего политика. И это оставляет ему возможности для маневра — и между Ираном и Саудовской Аравией, и между коммунистами и аятоллами, и между властью и улицей.

Преодолеть пересчет

Сейчас главным препятствием на пути союза ас-Садра и шиитских ополченцев к власти остается то, что результаты выборов признали далеко не все. Протесты против итогов голосования разгорелись в Киркуке, одном из самых богатых нефтью районов Ирака, где за власть борются курды, туркоманы и арабы. На выборах большинство мест в парламенте от провинции Киркук (6) получила партия Патриотический союз Курдистана (ПСК), возглавляемая сыновьями покойного экс-президента Ирака Джаляля Талабани, тогда как Арабский (по сути суннитский) альянс Киркука и Туркоманский фронт выиграли только по три места.

Казалось бы, курдов в этом районе большинство, и результат не должен удивлять. Однако многие курды отказались идти на выборы, разочарованные политикой ПСК. Осенью эта партия фактически передала власть в Киркуке от регионального правительства Иракского Курдистана центральным властям в Багдаде. Операция была осуществлена при поддержке и давлении Тегерана и лично вездесущего генерала Касема Сулеймани.

Киркук значит для иракских курдов примерно то же, что Иерусалим для евреев и палестинцев, и многие курды тогда назвали ПСК предателями. Кроме того, на прошедших выборах удивительным было то, что ПСК победил в тех районах, где раньше не пользовался популярностью. В итоге в Киркуке начались акции протестов среди туркоманов и суннитов.

Вслед за Киркуком протесты перекинулись и на другие районы страны. Против результатов выборов начали выступать проигравшие депутаты, включая спикера парламента Салима аль-Джабури. Последний призывает не просто к пересчету, но к новым выборам. Президент Ирака Фуад Масум и премьер-министр Хейдар аль-Абади долго сопротивлялись, опасаясь, что в Ираке пересчет голосов может перейти в гражданскую войну — именно этим грозил председатель Высшей независимой избирательной комиссии Ирака Рияд аль-Бадран. После объявления решения парламента о пересчете о гражданской войне заговорил и ас-Садр. И первой ласточкой такой перспективы стал пожар на складе, где хранились избирательные бюллетени.

Тем не менее глава правительства был вынужден признать, что на выборах имели место «беспрецедентные нарушения» и «широкомасштабные манипуляции». Аль-Абади оказался в сложной ситуации, когда игнорировать многочисленные жалобы стало невозможно. Также невозможно было заниматься формированием нового правительства на основе результатов, которые значительная часть иракского общества считает нелегитимными, особенно с учетом низкой явки. Это бы сразу подорвало стабильность нового правительства.

Теперь осталось дождаться, какие результаты принесет пересчет — в ситуации, когда коалиция строится буквально из лоскутков, каждый голос на счету. Союз двух фаворитов выборов и их договоренности с другими партиями несколько стабилизировал ситуацию. Но любая коррекция итоговых результатов может стать основанием для торга во время формирования правительства и изменить расклад сил внутри складывающейся коалиции. Также может быть, что результат пересчета сделает неизбежным новые выборы, хотя сейчас основные политические силы выступают против такого развития событий. Решение об этом должен принимать суд. Но вопрос — как к новым результатам отнесутся ведущие политические силы страны и стоящие за ними внешние силы?

За последний месяц иракскую политику кидает из крайности в крайность: от радости «от победы демократии» до скандалов с махинациями, от угрозы гражданской войны к невероятным политическим союзам, от заявлений «об ударе по интересам Тегерана» до оплакивания напрасных надежд соперников Ирана. Все может измениться снова. Истинный победитель избирательной кампании станет понятен только после того, как стихнут все страсти, в новом парламенте окончательно утвердится коалиция большинства, а новые министры займут свои кресла.

Марианна Беленькая

Источник: «Московский Центр Карнеги»

Нравится
Не нравится

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Похожий контент

К чему приведет выход США из ядерной сделки с Ираном
К чему приведет выход США из ядерной сделки с Ираном 27.05.2018 16:45 Вполне возможно, что выход из ядерной сделки был для Дональда Трампа просто выполнением предвыборного обещания и он не хочет ввязываться в очередную войну на Ближнем Востоке. ...
Президент Афганистана анонсировал перемирие с «Талибаном» по случаю окончания Рамадана
Заявление по поводу перемирия Гани сделал после принятой афганскими учеными-богословами фетвы (решение на основании исламских канонов) о необходимости прекратить войну. Собрание богословов состоялось 4 июня в Кабуле. В нем приняли участие почти две тысячи исламских ученых.
Иран укрепляет свои внешние и внутренние позиции под давлением Запада
В Иране готовятся к ориентированной на длительную перспективу программе взаимодополняющих комплексных мер по противостоянию как прямым попыткам разжечь «стихийные бунты», так и попыткам привнести элемент подрыва целостности и стабильности иранского общества извне страны
"Хезболла" и иранские советники не планируют покидать Южную Сирию
Официальное лицо, близкое к ливанскому движению сопротивления "Хезболла", отклонило как неверные недавние сообщения о запланированном выводе боевиков "Хезболлы" и иранских военных советников из южной Сирии.

Авторизация

Яндекс.Метрика